Реклама

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Раздел 2

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Страница 223

Панетий придерживался учения стройного, вели­чественного, но мрачного и сурового. Это учение о мире, о человеке и его месте в этом мире. Мир, по учению стоиков, создан единым божественным ра­зумом и управляется божественным промыслом. Все в этом мире разумно, прекрасно и рассчитано до мельчайших деталей. И величественные звезды в своем неизменном пути, и моря, и реки, и цветущие травы, и всякая тварь земная — все служит единому предначертанию и единой цели. Здесь продумано все, вплоть до рисунка на крыльях бабочки. И все по­лезно и вместе с тем прекрасно. Единая же цель эта — человек. Ради него создан мир, этот великолепный храм, где он живет, дабы познать истину. И главное в человеке — это добродетель. Одни философы назы­вали добродетель высшим благом, другие ставили ее ниже наслаждений. Но стоики простерли свою бес­компромиссную суровость до того, что объявили до­бродетель благом единственным, все же остальное — здоровье, благополучие, богатство, слава — вещи второстепенные и вовсе не нужные. Высшей добро­детелью обладает мудрец, его фигура стоит в центре учения стоиков. Мудрец понял сущность добродете­ли, а так как она — единственное благо, он к ней толь­ко и стремится. Он идет по пути добродетели, и во­жатый его — лишь разум, а никак не сердце. Напро­тив, сердце только отвлекает его и дает неверный со­вет. Ничто — ни любовь, ни жалость, ни страх, ни стремление к удовольствию, ни огонь, ни стужа — не могут совратить его с пути. Вы можете бросить муд­реца в ледяной колодец или растянуть на раскален­ной жаровне, вы можете заковать его в кандалы, но вы не можете ни на йоту изменить его волю или по­влиять на него. Те люди, которые гоняются за при­зрачными ценностями — славой, богатством и удо­вольствиями, — заслуживают у стоиков имя не греш­ников, а безумцев, то есть людей, достойных одного презрения. Лишь совершенный человек заслуживает имя мудреца. Даже малый проступок закрывает вам путь к добродетели. Стоики образно говорили: ты можешь не дойти до Афин на сто стадиев, а можешь не дойти всего один стадий — какая разница, все равно в Афинах ты не побывал. Так и с добродете­лью. Ты можешь совершить небольшой грех или тяжкое преступление — добродетели ты не достиг.

phpThumb_generated_thumbnailjpg.jpg
index.jpg