Реклама

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Раздел 2

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Страница 204

«К этому времени восходит начало ужасных бедст­вий, заслуживающих старательного изложения, ко­торые обрушились над царем Филиппом и целой Ма­кедонией. Как будто настало время, когда судьба ре­шила покарать Филиппа за все бесчинства и злодея­ния, совершенные им раньше, ради чего ниспослала на него грозных богинь Эриний, преследовавших его за несчастные жертвы; мстящие тени загубленных неотступно преследовали его день и ночь до послед­него издыхания, и всякий мог убедиться в справедли­вости изречения, что есть око правды и нам, смерт­ным, надлежит памятовать об этом непрестанно». Му­чаясь непрерывным страхом, Филипп решил не оста­влять в стране ничего враждебного его дому и «отдал письменный приказ начальникам городов разыски­вать сыновей и дочерей загубленных им македонцев и заключать их под стражу... Он повторял, говорят, следующий стих: «Безумец, кто убивши отца, оставля­ет в живых сыновей убитого»... Судьба поставила на сцене и третью драму с царскими сыновьями: юноши в ней злоумышляли друг на друга, и когда решение распри предоставлено было самому Филиппу, он день и ночь терзался мыслями о том, которого из двух сыновей обречь на смерть, от кого он должен опа­саться и больших козней в последующей жизни, и на­сильственного конца в старости» (XXIII, 10,1 — 14).

Это одно из красивейших мест у Полибия. Судьбу Филиппа он уподобляет трагической трилогии Эс­хила, тема которой преступление и наказание. Эри­нии и тени убитых преследуют грешника, как в «Евменидах». Драматургом же является сама судьба*

Конец Филиппа был ужасен. Он пытался прими­рить сыновей, но поняв, что это невозможно, отдал приказ убить самого любимого, Деметрия, так как поверил наветам старшего сына. После убийства Фи­липпу стало известно, что Деметрий был невиновен и оклеветан братом, который и сделался вершителем судеб Македонии* Так, изуродованный духовно, тер­заемый непрерывными муками, не отличая друзей от врагов, всеми ненавидимый, никому не верящий, умер тот, кто носил прежде гордое имя Любимца Эл­лады.

mitingirazr.jpg
1203633624_belgrad-2.jpg