Реклама

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Раздел 2

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Страница 197

V

Хотя Полибий и создавал истинно драматические характеры, хотя он и описывал величайшие события истории, он всегда считал, что его книга ни в какой мере не является драмой, более того, художествен­ным произведением. Дело в том, говорит он, что пи­сатели и поэты сообщают об удивительных и захва­тывающих событиях, которые, однако, всецело явля­ются их выдумкой. Автор же истории должен «точно сообщать только то, что было сделано и сказано в действительности, как бы обыкновенно оно ни бы­ло» (II, 56, 10). Этого мало. Книга Полибия резко от­личается не только от какого-нибудь романа, но и от историй его времени. Другие авторы делали все, что­бы придать своему сочинению занимательность. Включали в свое повествование то рассказы о чуде­сах, то генеалогии героев, то пикантные анекдоты о знаменитых людях, то риторические речи, то, нако­нец, так преувеличивали и приукрашали действи­тельность, что она становилась интереснее романа. Поэтому-то они, говорит историк, «привлекают к своим сочинениям множество разнообразных чита­телей». Но Полибий решительно и резко отметает всю эту мишуру. Более того. Он старается избежать чувствительных описаний. Риторика, декламация и излишняя красивость изложения его раздражают. Рассказ, по его мнению, должен действовать на ра­зум, а не на эмоции (II, 56, 7—9)· Вот почему он пре­красно сознает, что история его может показаться су­хой и неинтересной любителям легкого чтения.

Он признается, что рассчитывал вовсе не на широ­кую публику, а на очень определенный, узкий круг читателей, «потому что большинству чтение наше­го труда не доставит никакого удовольствия» (IX, 1,

1-5).

Но пусть труд Полибия не доставит никакой заба­вы, зато он принесет огромную пользу. «Для истори­ков самое важное — принести пользу любознатель­ному читателю» (II, 56,12). Эту мысль он не устает по­вторять на протяжении всей своей истории. Цель эта всегда перед его глазами. Польза для него главное. «Ни один здравомыслящий человек не начинает вой­ны с соседями только ради того, чтобы одолеть в борьбе своих противников, никто не выходит в море только для того, чтобы переплыть его, никто не усва­ивает себе наук и искусств из любви к знанию». Все­ми движет стремление к пользе (III, 4,9—11)*·

phpThumb_generated_thumbnailjpg.jpg
index.jpg