Реклама

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Раздел 2

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Страница 137

И вот в назначенный день весь Форум заполнился народом. Все, затаив дыхание, ждали, что будет. Кви­риты предвкушали интересное зрелище, а многие всадники не могли скрыть дрожи. На трибуне у хра­ма стоял Публий Африканский. Все взоры прикова­ны были к нему. Опасения всадников оказались не­напрасными. Публий останавливал их одного за дру­гим и своим ясным голосом громко, чтобы слышал весь Форум, перечислял их вины. Его насмешки бы­ли для этих надменных юношей хуже пытки. Отняв коня у одного знатного молодого человека, Галла, он сказал:

— Взгляните на этого напомаженного мальчика, который постоянно прихорашивается перед зерка­лом, прогуливается с подбритыми бровями, выщи­панной бородой и общипанными бедрами, лежит на пирах в тунике с длинными рукавами рядом с по­клонником, ибо он любит не только вино, но и муж­чин*, и неужели после всего этого кто-нибудь усом­нится, что он занимается тем, чем обычно занимают­ся распутные мальчишки? (ORF2,Scipio minor, fr. 17У8

Вслед за тем он отнял коня у какого-то порочного юноши. Этот человек, между прочим, еще во время Пунической войны устроил пирушку, которую со­проводил следующей выходкой. Принесли огром­ный пирог, имеющий вид города Карфагена, и хозя­ин предложил гостям «взять» его. Шутка эта не могла не показаться Публию пошлой. Но, разумеется, этот случай он не считал достойным цензорского замеча­ния. Однако, когда юнец стал бурно добиваться, за что у него отняли коня, Сципион, как он умел это де­лать, без улыбки, с непроницаемым лицом, сохраняя вид полной серьезности, отвечал, что причина — за­висть.

— Ведь ты взял Карфаген раньше меня (Plut. Reg. et imp. apophegm. Scipio Minor, 17)39.

Но особенно забавной показалась всем история с Тиберием Азеллом. Это был пустой, развратный и лживый молодой человек, который обладал огром­ным запасом наглости и апломба. Вот этого-то Тиберия Сципион остановил и приказал продать коня. Взбешенный всадник закричал, что это возмутитель­но, — он, Азелл, воевал во всех провинциях. Публий отвечал всего двумя поговорками:

n86n-s09.jpg
0003rd6e.jpg