Реклама

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Раздел 2

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Страница 184

Однако для того чтобы понять общий замысел ис­тории, нужно не просто описывать событие, но най­ти его место в целом, то есть объяснить его причины и выяснить последствия. И действительно. Полибий уделяет этому сугубое внимание. «Если изъять из ис­тории объяснение того, почему, каким образом, ради чего совершено что-либо... то от нее останется одна забава... такая история окажется совершенно беспо­лезной» (III, 31, 12 — 13). «Даже и тогда, когда невоз­можно или трудно найти причину, следует стара­тельно искать ее» (XXXVII, 9, 12). Эту мысль Полибий повторяет постоянно и настойчиво. И так же посто­янно и настойчиво он разъясняет все события и фак­ты. Его объяснения поражают продуманностью, чет­костью и ясностью. Но в таком случае читатель впра­ве сразу спросить, в чем же причина главного собы­тия, того, которое он считает прекраснейшим, — по­чему судьбы человечества слились в одно целое? Од­нако, к нашему великому изумлению, именно это главное событие остается неразъясненным. В поис­ках ответа мы вспоминаем слова историка о том, что судьба насильственно направила все события к од­ной цели. Судьба то и дело упоминается на страни­цах его истории. Она подобна искусному устроите­лю состязаний (I, 58, 1), она придала новый вид все­му миру (IV, 2, 2), она даровала римлянам мировое владычество (XXI, 16, 8; XXX, 6, 6), она карает за не­правду и награждает за доблесть. Видимо, в ней-то и следует видеть причину великого мирового преоб­разования, о котором повествует Полибий. Кто же в таком случае она, эта великая Судьба?

Конечно, мы сразу же думаем, что перед нами по­нятие религиозное. Что-то вроде могучего Бога Биб­лии, для которого народы и цари не более чем ору­дия для достижения Его великих целей. Не есть ли римляне орудие Божие или Его избранный народ? Быть может, нам следует представить эту Судьбу в ви­де эллинистической богини Тюхе в короне из город­ских зубцов, с милостивой улыбкой на устах? Или это какая-нибудь безликая стоическая Проноя? Для ответа на этот вопрос необходимо прежде всего ис­следовать религиозные чувства автора.

phpThumb_generated_thumbnailjpg.jpg
2381-002954-f40421960fa64da3d5d7d95869977cf4.jpg