Реклама

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Раздел 2

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Страница 174

На родине Полибия любили все. После того как виднейших граждан забрали в Рим заложниками, из Эллады пришло посольство умолять, чтобы их отпу­стили домой. Особенно просили за Полибия (Polyb., XXXII, 7, 14 — 17). Даже иноземные цари знали этого мегалопольца. Владыка Египта просил ахейцев при­слать ему его на время (Polyb., XXIX, 25, 7). Познако­мился он и с врагами римлян — карфагенянами. От них он узнавал подробности Ганнибаловой войны. Он сошелся и со старым ливийским царем Масиниссой. Последнее для меня просто непостижимо. Как Полибий умудрился выспросить у Масиниссы все подробности его дружбы с Великим Сципионом и даже узнал, как зовут его четырехлетнего сына, когда они, казалось бы, и поговорить не имели времени? После смерти старого царя в римский лагерь прибыл его сын Гулусса, и Полибий мгновенно нашел с ним общий язык. От него он тоже узнал много любопыт­ного.

Иногда просто диву даешься, откуда Полибий чтонибудь знает. Он, например, вкратце описывает тай­ные переговоры между македонским и пергамским царями. А затем поясняет: «Я был в большом затруд­нении, как поступить в этом деле: писать обстоятель­но, со всеми подробностями о том, что было предме­том тайных переговоров между царями, казалось мне чем-то предосудительным и явно ошибочным; с другой стороны, признаком крайней небрежности и величайшей робости почитал бы я полное умолча­ние о таких предметах, от которых больше всего за­висел ход настоящей войны и в которых находи­ли себе вразумительное объяснение многие из по­следующих загадочных происшествий» {Polyb., XXIX, 5, 1—3)· Невольно возникает вопрос, как же Поли­бию стали известны тайные переговоры между царя­ми, о которых он даже через много лет после их смерти не решался писать подробно. «Дело в том, скромно замечает историк, — что я жил в то самое время, когда описываемые события совершались, и больше всякого другого вникал в их подробности» (Polyb., XXIX, 5,3).

mozahara.jpg
1203633624_belgrad-2.jpg