Реклама

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Раздел 2

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Страница 172

Ясно, что сам Полибий, бывший и историком, и государственным деятелем, старался подражать ге­рою Гомера. Слабость его к царю Итаки, очевидно, была общеизвестна среди его многочисленных дру­зей и знакомых. И они в шутку, наверное, называли его Одиссеем. Об этом, между прочим, говорит один забавный эпизод. Сципион, как помнит читатель, по­просил Катона за ахейских заложников, среди кото­рых был и Полибий. После долгих споров сенат ре­шил вернуть ахейцев на родину. Заседание уже окон­чилось, но Полибий, окрыленный успехом, подошел к Катону с новой просьбой. На это Катон с усмешкой отвечал, что Полибий, конечно, похож на Одиссея, но тот при всей своей дерзости все же не возвращал­ся в пещеру циклопа за забытой шляпой и поясом. Хотя это означало в данном случае вежливый отказ, Полибий был так польщен сравнением, что не пре­минул рассказать об этом во всех подробностях в своем повествовании (Polyb., XXXV, 6,4).

Но в чем же сходство между Полибием и Одиссе­ем? Начнем с того, что Гомер выводит нам своего ге­роя хитроумным. Это именно хитроумие, а не ковар­ство, поэтому хитрость его не вызывает отвращения, напротив, восхищает. Такая хитрость — это высшее проявление человеческого разума. Недаром Одис­сей — любимец Афины, богини мудрости. Хитро­умие Одиссея прежде всего заключается в том, что он все умеет: он своими руками строит плот и ведет его по бурному морю, определяя путь по звездам; он мо­жет пахать от зари до зари; он сам построил свой дворец; даже связывал вещи этот необыкновенный Царь лучше всех. Он способен был найти выход из любого положения: запертый в пещере циклопа или нищим безоружным стариком против целого войска женихов, он побеждал благодаря одному только ра­зуму. И второе. Одиссей умел подойти ко всякому. Он легко завоевывает симпатию и юной девушки Навсикаи, и царя и царицы феаков, и свинопаса Евмея, и не узнающей его царицы Пенелопы, и волшебницы Цирцеи, вообще всех, с кем встречается в своих дол­гих странствованиях.

phpThumb_generated_thumbnailjpg.jpg
1203633624_belgrad-2.jpg