Реклама

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Раздел 2

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Страница 150

V

Почти тотчас же после цензуры42 Сципиона ожи­дало самое приятное и интересное приключение, ка­кое только можно себе представить. Дело было вот в чем. Сенат решил отправить посольство, которое объехало бы все великие державы тогдашнего мира и доложило бы о том, что там происходит. Это посольство должно было преследовать двоякую цель — во-первых, все осмотреть и ввести сенат в курс дел, а во-вторых, расположить сердца народов и их правителей к Риму. Задача была нелегкой. Чело­век, взявший на себя исполнение этой миссии, дол­жен был обладать поистине незаурядными способ­ностями. От него требовались ум, наблюдательность, такт и особое обаяние.

После некоторого размышления отцы решили, что нет никого, кто подходил бы лучше Сципиона. Он проницателен, наделен умом точным и наблюда­тельным и от него не укроется ни одна мелочь. Он сумеет изложить все четко и ясно. И, наконец, у него есть все, чтобы пленить сердца греков. Это римля­нин до мозга костей, и он не может не вызвать к себе уважение. С другой стороны, он не хуже эллина суме­ет поговорить об истории, астрономии, математике и философии. Сципион просто создан для этого по­ручения. И вот «он был послан сенатом, чтобы, гово­ря словами Клитомаха,«посмотреть на беззакон­ные и справедливые дела человеческие, чтобы погля­деть на города, народы и на царей» (Plut. Reg. et imp. apoph. Sc. min., 13).

При той страсти, которую питал Сципион к путе­шествиям, и при его ненасытной любознательности трудно было сделать ему более соблазнительное и заманчивое предложение. Разумеется, он с востор­гом согласился. Ему, по-видимому, разрешили само­му выбрать себе спутников. Нас могут удивить их имена. Он пригласил с собой в путешествие Спурия Муммия и Метелла Кальва, то есть родных братьев Муммия Ахейского и Метелла Македонского, своих политических противников! О Метелле Кальве мы знаем мало. Зато Спурий Муммий известен нам до­вольно хорошо. Это был очень необычный и очень интересный человек. Умный, блестяще образован­ный, честный и глубоко порядочный. Однако, на взгляд римлян, была у него одна большая странность. Он так страстно, так самозабвенно увлекался гречес­кой литературой и науками, что сделался вполне рав­нодушен к политике. И — вещь неслыханная! — имея такого брата, как Муммий Ахейский, и такого друга, как Сципион Африканский, он не сделал карьеры и не занимал ни одной должности. Он был всецело по­гружен в свои ученые занятия, словом, жил такой жизнью, какую вел наш герой до отъезда в Испанию. Это было невыразимо привлекательно для Сципио­на. Его всегда тянуло к подобного рода людям. Неда­ром он так любил в юности Сульпиция Галла. В то же время Спурий честно выполнял требования долга: служил в армии и был легатом брата.

mitingirazr.jpg
2381-002954-f40421960fa64da3d5d7d95869977cf4.jpg