Реклама

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Раздел 2

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Страница 143

Но только когда оба цензора вступили в долж­ность, стало ясно, какая бездна непонимания легла между ними. Образ действия Сципиона казался Муммию безжалостным. Своим блеском коллега затме­вал все его позолоченные крыши и статуи. Но это еще полбеды. Главное другое. Все обиженные Сципи­оном всадники бежали теперь к Муммию и жалова­лись ему. И мягкосердечный цензор вновь возвра­щал им коня (Dio jr. 76, 1; Fest., 360 L)'. Это казалось Сципиону чудовищной глупостью.

Теперь несчастный Муммий стал мишенью для безжалостных насмешек Сципиона. Римляне успели привыкнуть к резкости его языка, но на этот раз он все-таки их поразил. С Ростр он во всеуслышание за­явил, что сделает все в соответствии с величием Рес­публики, если ему дадут коллегу или совсем не дадут, намекая на то, что Муммий — пустое место (Val. Max., VI, 4,2; De vir. illustr. Scip. Min., 9). Он стал третировать Муммия с полнейшим пренебрежением, даже пере­стал называть его по имени. Он так явно игнориро­вал коллегу, что люди почтенные даже немного осуждали его за чрезмерную гордость. Особенно когда Сципион позвал на праздничное пиршество по случаю освящения храма Геркулеса весь Рим, кро­ме злополучного Муммия. «Пусть они и не были дру­зьями, — говорили, качая головами, некоторые сена­торы, — но ввиду своей совместной службы могли бы вести себя более дружелюбно» (Plut. Praecept. polit., 816 Q.

Бедняга Муммий совсем потерялся. Он не знал, как защищаться от Сципиона. Человек невежествен­ный, он почти не умел говорить (Cic. Brut., 94). Что мог он сделать против самого изящного и остроум­ного оратора Рима? Поэтому он угрюмо молчал.

Ценз завершался люстром, великим обрядом рели­гиозного очищения всего города, уже очищенного морально, и торжественной молитвой о благополу­чии Рима. Но Сципион сумел внести даже в этот тра­диционный обряд нечто оригинальное. Жертву приносил в тот день Муммий, а молитву читал Сци­пион. Писец раскрыл книгу и торжественно прочел слова молитвы, которые Публий должен был повто­рить:

mitingirazr.jpg
1203633624_belgrad-2.jpg