Реклама

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Раздел 2

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Страница 142

Сорвались же эти слова с уст Сципиона, именно когда он глядел на действия коллеги. Видя, как Мум­мий прощает подлость и пороки, которые цензор призван наказывать, и вместо того вызолачивает Рим украденным золотом, Сципион говорил, что «лучше украсить родной город не картинами и ста­туями, а строгостью нравов и мужеством» и зря Мум­мий думает, что «ограблением городов и чужими страданиями умножает славу отечества» (Polyb., IX, 9, 3-14).

Сам Сципион недавно взял богатый город Карфа­ген. В руки его попало великое множество золота и драгоценностей, которые он, разумеется, с полным равнодушием отдал в казну. Но он сделался обладате­лем сокровищ и другого рода. В Карфагене оказалось не меньше чудесных греческих статуй, чем в самом Коринфе. Пунийцы, в течение многих веков гра­бившие Сицилию, вывезли их из этой страны. Они были доставлены в Карфаген давно — 200—250 лет назад. Порой никто толком не мог даже сказать, отку­да они. И по праву войны они принадлежали теперь римскому народу, и Сципион имел полную возмож­ность украсить ими Рим, как Муммий. Но он посту­пил иначе. Цицерон рассказывает: «Войдя победите­лем в город, он, — обратите внимание на благород­ную заботливость этого мужа — ...зная, что Сицилия долго и часто страдала от карфагенян, созывает представителей всех сицилийских общин и прика­зывает разыскать все находящиеся в Карфагене дра­гоценности*, объявляя, что приложит все старания, чтобы каждому городу была возвращена его собст­венность» (Verr., II, 4, 73).

Но некоторых городов уже не существовало и не­кому было востребовать свое имущество. Шмера, на­пример, была стерта с лица земли за 260 лет до разру­шения Карфагена! Но даже статуи из Шмеры не по­пали в Рим. Сципион выяснил, что остатки жителей Шмеры переселились в городок Термы, и отдал им драгоценные статуи (Verr., II, 2, 86). Таков был, гово­рит Цицерон, памятник победы римского народа, который пожелал поставить великий полководец по взятии неприятельского города (Verr., II, 4, 75)· Путе­шествуя по Сицилии, оратор в каждом городе видел изумительные статуи, на пьедесталах которых жите­ли с глубокой благодарностью выбили имя Публия Африканского, имя, которое и много веков спустя они произносили с неизменным благоговением. Вот что сделал Сципион, чтобы не превращать Рим в «вы­ставку награбленного».

phpThumb_generated_thumbnailjpg.jpg
index.jpg