Реклама

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Раздел 2

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Страница 231

Он стал одним из любимых учеников Панетия и в суровой и возвышенной философии стоиков нашел свой идеал. Он старался быть строг и непреклонен, как истинный мудрец, и даже позволил себе однаж­ды ослушаться Сципиона, что римлянам показалось верхом суровости и нелюбезности, дальше которых идти нельзя. Как истый стоик, он, по словам Цицеро­на, не умел говорить. «Речь его, как и его поведение, была жесткой, лишенной лоска, суровой» (Brut., 117). Но особенно отличился он на похоронах своего дя­ди Сципиона.

Публию наследовали два его племянника — Тубе­рон и Квинт Фабий, сын его старшего брата. Этот Фабий был типичный молодой римский офицер. Ис­кусный полководец, смелый воин, деловой и толко­вый командующий, он был совершенно равнодушен к философии и ученым рассуждениям. В молодости он любил блестящие кутежи и заводил громкие ро­маны, но с годами остепенился и стал примером до­бропорядочности (Val. Max., IX, 6, 4). Сципион знал, что Фабий человек честный и справедливый, что у него прекрасное, доброе сердце, он ценил его спо­собности, а потому прощал племяннику увлечения молодости, ценил его и уважал* Ясно, что оба пле­мянника были слишком разные люди и нелегко им было найти общий язык.

Молодые люди устроили вместе поминки. Решено было, что Фабий позаботится о закуске, а Туберон сервирует стол. На поминки, как водится, сошелся весь Рим. Фабий приготовил роскошное угощение. Но второй племянник поразил квиритов. Туберон, «как человек начитанный и стоик», по выражению Цицерона, велел поставить деревянные скамьи, по­крыть их козлиными шкурами, а вместо посуды вы­нести кружки из грубой глины. Трудно даже передать гнев римлян. Они с негодованием спрашивали друг друга — что это — мы справляем тризну по Диогену Собаке или хороним божественного Публия Афри­канского?! «Римский народ был возмущен этой не­уместной мудростью Туберона... И вот этот честней­ший человек, прекраснейший гражданин... этим сво­им козлиным шкурам был обязан своим поражением на преторских выборах» (Cic. Миг., 75— 76). Таков был Туберон.

mozahara.jpg
index.jpg