Реклама

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Раздел 1

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Страница 92

Римские послы не застали в лагере самого Сципио­на. Дело в том, что Масинисса вдруг занемог. Почувство­вав, что умирает, он спешно отправил гонца в римский лагерь с приказом отыскать там человека, которого зо­вут Публий Корнелий Сципион. Публий немедленно вскочил на коня и понесся во весь опор в Цирту, но он уже не застал старого царя в живых. Масинисса умер на руках своих многочисленных детей. Перед смертью он сказал, что завещает своих сыновей Сципиону, пусть он позаботится о них и разделит между ними наследство. Он просил детей во всем слушать молодого римлянина. «Я был другом его деду», — бормотал умирающий. Пуб­лий прибыл в столицу Ливии и был несколько смущен обилием отпрысков Масиниссы. У царя было трое за­конных и огромное количество незаконных детей, младшему из которых было 4 года! Но все-таки Сципи­он сумел их всех удовлетворить, раздав им деньги и бо­гатые подарки. Через несколько дней он возвратился в лагерь (Арр. Lib., 105—1 Об; Polyb., XXXVII, 10).

Но приехал он не один. Ко всеобщему изумлению, он привез в римский лагерь Гулуссу с войском, то есть достиг того, чего год не могла добиться римская дипломатия. Сципион сразу понял, какие неоцени­мые услуги может оказать сын Масиниссы римля­нам. Прекрасно знавший местность, привыкший к полудикому способу ведения войны, нумидиец рыс­кал теперь вокруг лагеря и выслеживал Фамею. Пу­нийцу все труднее стало нападать на римлян.

Настала зима. Подул пронзительный ветер с моря. Римляне стояли под Карфагеном уже почти год. Между тем консул снова задумал осаждать Неферис. Что заставило его опять идти к этой неприступной крепости, где он потерпел такое жестокое пораже­ние, да еще теперь, в самое неподходящее время го­да? Довольно ясно. Новые консулы вступали в свои права 1 января. Конечно, нечего было и думать, что­бы Манилию продлили полномочия. За год пребыва­ния в Африке они с Цензорином совершили следу­ющие подвиги: дали карфагенянам вооружиться и укрепиться, потерпели массу жестоких поражений, а потом без конца попадали в беду и любезно предо­ставляли Сципиону возможность спасать их. А ведь не будь Сципиона, вся римская армия была бы давно уничтожена! Поэтому Манилий со дня на день ожи­дал прибытия преемника. Но ему нестерпимо стыд­но было теперь возвращаться в Рим и показываться на глаза согражданам. Можно представить себе тот град ядовитых насмешек, которые они обрушат на голову незадачливого юриста. Поэтому он лихора­дочно спешил сделать напоследок хоть что-то заме­чательное, что отчасти заставило бы забыть его прежние промахи.

phpThumb_generated_thumbnailjpg.jpg
DSC00459-vi.jpg