Реклама

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Раздел 1

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Страница 90

— Пока силы не тронуты... следует думать не столько о нанесении урона врагам, сколько о том, чтобы урона не испытать самим. Но, когда столько граждан и значков попадают в беду, необходимо дей­ствовать с безумной отвагой... Я приведу назад осаж­денных или с радостью погибну вместе с ними.

Все оцепенели от ужаса. Консул и войско стали умолять Публия не идти на верную смерть. Но все было тщетно. И вот, взяв три когорты и запасов на два дня, молодой офицер повернул и снова вошел в реку, из которой с таким трудом выбрался, и опять вступил в ущелье, чтобы сражаться со всем войском Газдрубала.

Римляне поплелись домой, грустные и унылые.

Они были разбиты, опозорены и, главное, они потеря­ли Сципиона. Никто даже и не надеялся, что он вер­нется. И вдруг он появился среди них живой, ведя с со­бой спасенных римлян. Войско издало такой друж­ный ликующий крик, словно мучительная война была окончена. Счастливый и пристыженный консул под дружные восторженные клики увенчал Сципиона вен­ком за то, что он в четвертый раз спас войско*24(Арр. Lib., 102-104; Polyb., XXXVI, 8,3 -5; Liu, ер, 49; Plin. ΝΉ. XXII, 13; Veil. Pat., 1,12; Vir. Ulustr. Scipio Minor).

В злосчастной битве при Неферисе погибло много римлян. Среди них и те три трибуна, которые так спо­рили со Сципионом и настаивали на переправе. Все в лагере считали величайшим позором, что тела их — тела римских офицеров — брошены в пустынном ме­сте без погребения, в добычу зверям и птицам. Тогда Сципион попросил у консула разрешения лично на­писать Газдрубалу. «Я попрошу у него похоронить их», — говорил он. Маний, разумеется, разрешил. И вот, ко всеобщему изумлению, на другой день в рим­ский лагерь принесли три урны с прахом трибунов. Газдрубал узнал их по золотым кольцам на пальце. Та­кие кольца носили римские офицеры, а центурионы и другие младшие чины — железные кольца. «Слава Сципиона возросла, так как он достиг великого поче­та у врагов» (Диодор) (Арр. Lib., 104; Diod., XXXII, 7).

n86n-s09.jpg
0003rd6e.jpg