Реклама

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Раздел 1

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Страница 84

Но через несколько дней город преобразился. Вместо повального безумия их охватила лихорадоч­ная решимость. Карфагеняне готовы были стерпеть все, даже рабство — сдались же они на милость рим­лян. Одного только они не могли стерпеть — потерю денег. А приказ римлян означал для них конец мор­ской торговли, а значит, и богатств. Думать, что эти старые пираты и торгаши займутся земледелием, бы­ло просто смешно. Ради денег они завоевывали Си­цилию, ради денег они сражались с римлянами, ради денег они выдали им Ганнибала и теперь скорее го­товы были все умереть, чем уступить свои деньги. Они освободили рабов, вызвали назад Газдрубала с его шайкой и назначили главнокомандующим. Все мужчины и женщины день и ночь работали на ору­жейных фабриках, изготовляя новое оружие. Всех женщин остригли наголо и из их волос вили веревки для катапульт.

А консулы спокойно стояли близ Утики и ждали, когда бедные карфагеняне успокоятся и насытятся плачем. Когда же они наконец двинулись вперед, пе­ред ними был вооруженный до зубов город, полный отчаянной решимости защищаться до конца.

Как было сказано, чуть ли не весь Рим мобилизо­ван был на войну. Военным трибуном IV легиона был

Публий Корнелий Сципион. Полибий едва успел возвратиться на родину и вникнуть в дела Ахейского союза, которые показались ему ужасными, как не­ожиданно получил письмо от консула Мания Манилия. Маний очень вежливо писал, что просит ахей­цев оказать ему дружескую услугу и, если возможно, прислать Полибия. Я, рассказывает Полибий, конеч­но, немедленно отложил все дела, и отправился в ла­герь римлян. Но по дороге он узнал, что карфагеняне уже выдали оружие и война закончена. Историк воз­вратился обратно. Но только он успел вернуться, как получил новое письмо, теперь уже, видимо, от своего воспитанника, который сообщал, что война не кон­чилась, а только началась. И Полибий, забыв обо всем на свете, помчался в Африку к Сципиону (Polyb., XXXVII, 3).

mozahara.jpg
1203633624_belgrad-2.jpg