Реклама

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Раздел 1

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Страница 78

Как только война была объявлена, буквально хлы­нул поток добровольцев. «Всякий из граждан и союз­ников стремился на эту войну», — пишет Аппиан (Lib., 75), и это показывало истинные настроения италийцев, которые буквально рвались выступить против Карфагена и сдерживаемы были сенатом.

Ill

Нет никакого сомнения, что карфагенские демо­краты взяли курс на войну с Римом. Они не могли быть настолько наивны, чтобы не понимать, что де­лают. Вопреки договору они собрали армию и ору­жие, они отвергли римское посредничество. Они на­несли страшное оскорбление послам, чего Рим ни­кому и никогда не прощал. Наконец, они перешли от слов к делу и объявили войну Масиниссе.

На что они надеялись? Очевидно они полагались на свое богатство и на огромные запасы оружия, ко­торые им удалось скопить. Сам этот факт показыва­ет, что пунийцы втайне мечтали о реванше. Необык­новенные успехи последней войны вселяли в них бодрость. Не сомневаюсь, что на площади перед разъяренной и взбудораженной толпой демократы напоминали о великих победах Ганнибала и крича­ли о разрушении Рима. Это было какое-то безумное ослепление. Бесконечные посольства, которые сла­ли к ним теперь квириты, только укрепляли их уве­ренность в себе. Им казалось, что Рим их боится. Ро­ковое заблуждение. Неужели карфагеняне за столько лет знакомства с римлянами их не узнали?! Ведь кви­риты обычно всегда колебались, тянули и медлили перед началом войны, но, раз начав, действовали с непреклонной решимостью.

Начиная войну, демократы хотели прежде всего разделаться с Масиниссой, справедливо считая его самым надежным союзником Рима. Но все случилось совсем не так, как они предполагали. Престарелый царь наголову их разбил, и Газдрубал потерял всю свою армию. Только теперь карфагеняне осознали весь ужас своего положения. Они разбиты. У них нет армии. А они уже объявили войну Риму!.. И на них напал панический ужас. Всю вину немедленно сва­лили на демократов. Разъяренная толпа разорвала бы их в клочья, но Газдрубал с товарищами успел бе­жать. Их заочно приговорили к смерти. Газдрубал со­брал вокруг себя людей, сделался разбойником и стал грабить поля Карфагена.

mozahara.jpg
2381-002954-f40421960fa64da3d5d7d95869977cf4.jpg