Реклама

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Раздел 1

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Страница 77

Но, видимо, само божество решило погубить Кар­фаген. По иронии судьбы случилось так, что как раз в тот момент, когда в Риме победила партия Назики, у пунийцев к власти пришли демократы во главе с некими Газдрубалом и Гйсконом. Они считали, что необходима победоносная война с Масиниссой и Римом. Тем временем римское посольство, ничего не подозревая, прибыло в город; их провели в выложен­ный золотыми плитками огромный храм Эшмуна, где обычно собирался Совет. Послы сперва слегка пожурили карфагенян за то, что те вопреки договору держат войско и оружие, а затем объявили, что наме­реваются решить спор Масиниссы с пунийцами в пользу последних. И тогда, видя, что Совет может ус­тупить, вскочил Шскон. Он открыто призвал к войне и наговорил такого, что члены Совета ринулись на римлян и едва не разорвали их в клочья. Но послы ус­пели бежать.

Посольство вернулось в Рим, и почти одновремен­но прибыл Гулусса и предупредил, что все слухи под­твердились: Карфаген набирает огромную армию и спешно строит флот. Можно себе представить, в ка­кой ужас пришли римляне, когда услыхали все это. Значит, у пунийцев огромные силы, они уверены в себе и к власти пришла партия, жаждущая войны. Ка­тон кричал, что надо сейчас же, не медля ни минуты, объявлять войну. Но даже в этот роковой момент На­зика заявил, что не видит законного повода к войне. Каким-то чудом ему опять удалось убедить отцов се­наторов. Решено было послать посольство и потре­бовать, чтобы карфагеняне распустили армию и со­жгли флот, а в случае отказа объявить войну.

Тем временем Газдрубал действовал. Он собрал ар­мию и двинулся против Масиниссы, то есть открыто разорвал мирный договор с Римом и сжег мосты. Это была та самая война, исход которой видел, сидя на холме, наш герой. Римляне попытались было удер­жать пунийцев, но Газдрубал их и слушать не стал. И послы удалились. Это был конец. В эпитоме Ливия читаем: «Карфагеняне вопреки договору начинают войну с Масиниссою... Этим они навлекают на себя римскую войну » (Liv, ер., XLVIII).

mitingirazr.jpg
1203633624_belgrad-2.jpg