Реклама

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Раздел 1

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Страница 70

— Видишь ли ты этот город, который я заставил подчиниться римскому народу и который вновь на­чал войны и не может быть в мире?.. Ты сокрушишь его и заслужишь сам то имя, которое досталось тебе в наследство от меня*» (Cic. De re publ., VI, 9— 1 /).

Такое странное пророчество будто бы получил в ту ночь под кровом Масиниссы Сципион Младший21.

Карфагеняне тоже каким-то образом проведали, что у царя нумидийцев гостит человек по имени Сципион. Они страшно взволновались и стали про­сить, чтобы Публий примирил их с Масиниссой (Арр. Lib., 329; Val. Max., II, 10,4)· Но из этого ровно ни­чего не вышло. Слишком велика была вражда с обеих сторон и слишком непомерны требования царя. Сципион взял отряд, сердечно попрощался с Маси­ниссой и уехал.

Когда в 150 году до н. э. Публий возвратился в Рим, он прежде всего приложил все усилия к тому, чтобы вернуть Полибия и прочих заложников на родину. Он попросил за ахейцев Катона, самого влиятельно­го из сенаторов. Ходатайство его имело успех: ахей­цам разрешили наконец вернуться домой. Итак, по­сле 17 лет Полибий уезжал в Элладу. Друзья прости­лись. Быть может, они с грустью думали, что им пред­стоит долгая разлука. Они и не подозревали, как ско­ро суждено им увидеться и при каких роковых обсто­ятельствах.

Но для того чтобы понять дальнейшие события, нам надо обратить свои взоры на Карфаген, великую твердыню Запада.

II

«Карфагену пришлось взять на себя руководство в вековой борьбе семитического элемента с арийским. История его есть история этой борьбы, распада­ющейся на два периода: греческий (до III в. до н. э.), из которого Карфаген вышел победителем, и рим­ский, окончившийся его гибелью» — так писал вели­кий русский востоковед Б. А. Тураев*.

Карфаген покорил Ливию, Сардинию, Корсику и сделался владыкой Запада. В течение 150 лет завое­вывал он Сицилию и был уже почти у цели. Но тут он столкнулся с Римом. Двадцать четыре года без пере­рыва вели римляне с карфагенянами войну за Сици­лию. Кончилась эта война полной победой квири­тов, но прошло немногим более двух десятилетий, и пунийцы, покорив богатую Испанию, под предводи­тельством Ганнибала вторглись в саму Италию. 17 лет продолжалась война. Италия была разорена. Ган­нибал уничтожил 400 цветущих городов и в одних только битвах перебил 300 тысяч человек. Не раз уг­рожал он самому Риму. Но вот Публий Корнелий Сципион Африканский Старший отвоевал у пуний­цев Испанию, высадился в самой Африке и разбил там карфагенян. Он отнял у них все владения, разбил в битве Ганнибала и, по выражению Аппиана, поста­вил Карфаген на колени. Теперь Рим держал в руках судьбу своего вековечного врага. Как же с ним посту­пить? В сенате шли бурные споры. Многие считали, что нужно стереть с лица земли ненавистный город. Но тут неожиданно за пунийцев вступился их вели­кий победитель Сципион. Он говорил, что справед­ливость и гуманность требуют пощадить побежден­ного противника. Один из влиятельнейших сенато­ров возражал ему:

n86n-s09.jpg
1203633624_belgrad-2.jpg