Реклама

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Раздел 1

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Страница 67

Вот почему и сейчас никто не отозвался на вызов. Варвар громко расхохотался и назвал римлян трусами. В ту же минуту ряды римлян дрогнули и на середину между армиями выехал всадник. Это был Публий Сци­пион. Оба войска невольно ахнули: он казался хруп­ким мальчиком, которого великан кельтибер мог сва­лить одной рукой. Полибий смотрел не отрываясь, и сердце его замирало от ужаса. Некоторое время римля­нин и ибер кружили друг около друга. Наконец варвар нанес сильную рану коню Сципиона. Конь зашатался. Но Публий мгновенно соскочил, не потеряв равнове­сия. Бой возобновился с новой силой. Несколько раз казалось, что жизнь Публия висит на волоске. Но вот великан рухнул на землю, и Сципион, под восторжен­ные крики товарищей, вернулся к своим (Арр. Hiber., 224—226; Veil., 1,12; Vol. Max., Ill, 2,6; Liu, ер., XLVIII; Polyb., XXXV, 5)19. Это событие подняло дух римлян.

Осада города продолжалась. Наконец начался приступ. Небольшой отряд римлян прорвался в го­род, но был выбит оттуда. Большинство погибло. От­ступая в полном беспорядке по незнакомой местно­сти, они попали в болото, где многие утонули. Все это время Сципион совершал настоящие чудеса хра­брости. Он первым влез на стену неприятельского города и, очутившись почти один среди врагов, уце­лел только чудом (Liu, ер. XLVIII; Val. Max., Ill, 2,6). Уви­дав, что один из римлян упал под ударами и окружен варварами, он бросился на выручку, прикрыл упавшего своим щитом и пронзил наступавшего вра­га (Cic. Tusc., IV, 48). Словом, он продолжал вести себя, как бесстрашный породистый пес с львиным серд­цем, который не задумываясь бросается на врага, во много раз превосходящего его силой. За личную хра­брость он получил золотой венок* — красивую корону из золота, украшенную изображением стенных зуб­цов. Таким венком награждали воина, который пер­вым поднимался на стену неприятельского города. В то же время, по словам Цицерона, он во время боя не терял головы и не впадал в боевое неистовство (ibid).

mitingirazr.jpg
index.jpg