Реклама

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Раздел 1

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Страница 63

Поездка в Македонию показалась Публию чрезвы­чайно заманчивой. Она была и лестной, и почетной и, главное, очень интересной. Ведь можно было вновь посетить Грецию, где он был всего один раз совсем мальчишкой. Итак, он стал собираться. А меж­ду тем в Риме произошли неожиданные события.

Началась война в Испании. То есть, собственно го­воря, она, то тлея, то вспыхивая, горела не переставая последние 50 лет. Сейчас же она грозила разрастись в настоящий пожар. На сей раз мятеж подняли три испанских племени, среди которых первое место за­нимали беспокойные и всегда враждебные Риму араваки. Консулу Марцеллу, командовавшему в Иберии, как будто удалось их успокоить, и он, утомленный су­ровой и мучительной войной, предложил Риму за­ключить мир. Но это намерение привело в ужас все союзные Риму испанские племена. Они клялись и божились, что поведение араваков не более чем лу­кавство, что стоит Риму вывести из страны армию, как их сметут с лица земли, вырежут поголовно, и умоляли римлян продолжать боевые действия.

Квириты были в мучительных колебаниях. Мне­ния разделились — одни настаивали на мире, другие были за войну. Наконец победили последние. Реше­но было послать в Иберию новое большое войско. Среди тех, кто голосовал за войну, был и Публий Сци­пион (151 г. до н. э.) (Polyb., XXXV, 2—3,4,8).

Тем временем римляне были повергнуты сначала в смущение, затем в ужас. Дело в том, что Рим столк­нулся с совершенно новым для себя видом войны — с партизанской борьбой в дикой горной стране. По­либий называет такую войну огненной. «Огненную войну начали римляне с кельтиберами, — говорит он, — так необычны были ход этой войны и непре­рывность самих сражений. Действительно, в Элладе или в Азии ведомые войны кончаются, можно ска­зать, одной, редко двумя битвами... В войне с кельтиберами все было наоборот. Обыкновенно только ночь полагала конец битве... Зима не прерывала вой­ны. Вообще, — заключает историк, — если кто хочет представить себе огненную войну, пускай вспомнит только войну с кельтиберами» (Polyb., XXXV, 1).

mozahara.jpg
index.jpg