Реклама

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Раздел 1

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Страница 56

Наконец настал день похорон. Полибий и не по­дозревал, какое странное и захватывающее зрелище ему предстоит. Явилась толпа родственников, оде­тых в черное. Они готовились уже поднять гроб, но тут произошло неожиданное и очень трогательное происшествие. «Все испанцы, лигуры и македоняне, сколько их ни было тогда в Риме (то есть представи­тели всех народов, с которыми воевал Эмилий. Т. Б), собрались вокруг погребального одра, моло­дые и сильные, подняли его на плечи и понесли, а лю­ди постарше двинулись следом, называя Эмилия бла­годетелем и спасителем их родной земли. И верно, не только во время побед римского полководца узна­ли все его кротость и человеколюбие, нет, и впослед­ствии, до конца своей жизни, он продолжал забо­титься о них и оказывать всевозможные услуги, слов­но родным и близким» (Plut. Paul., 39)·

Погребальная процессия медленно двигалась по улицам Рима, которому Павел посвятил всю свою жизнь. Впереди шли распорядители, музыканты, ак­теры и плакальщицы — все в черном, — нанятые в похоронной коллегии у храма Либитины. Они пели печальные песни, кружились в торжественной пляс­ке под звуки флейт и труб, за ними шли родичи. На головы Фабия и Сципиона были наброшены чёрные покрывала. Напротив, их сестры шли с непокрытой головой и распущенными волосами (Plut. Qu. R., 14)· Двигались в торжественном молчании. Никто не во­пил, не причитал, женщины не голосили, не царапа­ли себе грудь и щеки — римский обычай это запре­щал. А следом шел весь римский народ от мала до ве­лика. Сенаторы, магистраты, консулы на этот день оставили все свои обязанности, чтобы проводить ве­ликого полководца в последний путь (Diod., 21,25)·

Но не одни они следовали за гробом. Были гости другого рода, при виде которых Полибий должен был вздрогнуть. В доме каждого знатного римлянина хранились восковые маски всех умерших предков, imagines. «Изображение представляет собой маску, точно воспроизводящую цвет кожи и черты покой­ного». И вот сейчас за гробом шли актеры, наиболее схожие с предками видом и ростом, надев их маски. «Люди эти, — рассказывает историк, — одеваются в одежды с пурпурной каймой, если умерший был кон­сул или претор, в пурпурные, если цензор, наконец, расшитые золотом, если умерший был триумфатор... Сами они едут на колесницах, а впереди несут фас­ции и прочие знаки отличия, смотря по должности, какую умерший занимал в государстве при жизни. Пришедши к Рострам, все они садятся по порядку на креслах из слоновой кости».

phpThumb_generated_thumbnailjpg.jpg
1203633624_belgrad-2.jpg