Реклама

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Раздел 1

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Страница 53

Но постепенно мир греческих мещан стал надо­едать римским аристократам. Душа их жаждала чегото другого, их идеалы были так далеки от скромных и скучных идеалов героев Менандра. Кроме того, Сци­пион начал подмечать в своих персонажах те черты, которые так ненавидел в современниках. Он осознал всю странность того, что он, образец воздержаннос­ти, или Лелий, любивший всю жизнь одну женщину, спокойно пишут об Эсхине, посещавшем всех окре­стных куртизанок и ломавшем двери у сводника. Те­перь пьесы уже не казались ему приятными сказками. После того как он написал заключительную сцену «Братьев», ему уже невозможно стало вернуться к ко­медиям Менандра. И действительно, пьеса стала по­следней комедией Теренция. Эта страница его жизни была навеки закончена. Как ни странно, одновремен­но закончилась целая страница римской культуры. Теренций был последним великим римским коме­диографом. Новоаттическая комедия надоела Риму точно так же, как надоела она Сципиону.

VII

«Братья» были поставлены на погребальных иг­рах Люция Эмилия Павла.

Павел прожил восемь лет после своей великой по­беды. В конце жизни он был обласкан народной лю­бовью. В 164 году он стал цензором. А вскоре захво­рал. Врачи прописали ему переменить климат. Ста­рый полководец удалился из Рима и долго жил в по­местье близ Элей Италийской на берегу моря, в ти­шине и покое. «Римляне тосковали по нему, и часто в театрах раздавались крики, свидетельствовавшие об их упорном желании снова его увидеть. Однажды предстояло жертвоприношение, настоятельно тре­бовавшее его присутствия, и так как Эмилий чувство­вал себя уже достаточно окрепшим, он вернулся в Рим. Вместе с другими жрецами он принес жертву, окруженный ликующей толпой, а назавтра снова со­вершил жертвоприношение, на этот раз один, в бла­годарность богам за свое исцеление; закончив обряд, он возвратился к себе, лег в постель и тут неожидан­но, даже не осознав, не почувствовав совершившей­ся перемены, впал в беспамятство, лишился рассудка и на третий день скончался, достигнув в жизни всего, что, по общему убеждению, делает человека счастли­вым» (Plut. Paul., 39).

mozahara.jpg
DSC00459-vi.jpg