Реклама

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Раздел 1

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Страница 50

Так было и с театром. Римляне заимствовали сю­жеты у современных им греческих пьес. В Элладе то­го времени ставили почти исключительно трагедии Еврипида и комедии Менандра и его единомышлен­ников. Менандр жил в эпоху после Александра. В те дни греки ощущали бесконечную усталость от смут и войн, чувствовали глубокое отвращение к политике и их стало тянуть под утешительную сень садов Эпи­кура. И тогда Менандр стал писать новые комедии, отвечавшие новым вкусам. Он, разумеется, ни слова не говорит о надоевшей всем политике. Он целиком Ушел в тихую семейную жизнь. Взаимоотношения отца и сына, жены и мужа, свекрови и невестки, лю­бовника и любовницы — вот что его интересовало. Он описывал средний круг добропорядочных грече­ских обывателей. Он больше не требовал геройских подвигов, он рисовал обыкновенных людей, обык­новенные характеры — пусть в юности молодые лю­ди ходят к гетерам и сводникам, они остепенятся и станут хорошими, крепкими хозяевами, говорит он. Самое ужасное для его героев — военная служба. В армию можно пойти только с отчаяния, если отец за­прещает видеться с куртизанкой. Каждая пьеса за­ключала в себе спасительную мораль, которая радо­вала добропорядочных зрителей.

Плутарх прямо пишет, что комедии Менандра очень подходят для людей семейных и солидных. «Совращение девушек благопристойно завершается свадьбой. Любовь к гетере, дерзкой и корыстолюби­вой, пресекается вразумлением и раскаянием юно­ши, а гетера, благонравная и любящая, оказывается дочерью свободного» 0Plut. Conviv., VII, 8). «Все это, — заключает он, — пожалуй, и не вызовет интереса у людей, чем-нибудь озабоченных, но за вином... изя­щество и стройность комедий содействуют хороше­му настроению, воспитывают нравы в сторону бла­городства и гуманности» (ibid.).

n86n-s09.jpg
2381-002954-f40421960fa64da3d5d7d95869977cf4.jpg