Реклама

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Раздел 1

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Страница 46

Это покрыто мраком. Но некоторые черты этого человека мы можем воссоздать. Он насмешлив. На­смешка его необычайно тонка. Например, его слова о Сире: «Его надо наградить по справедливости. Тог­да и другие рабы станут лучше... заметьте: приводить шлюх, готовить вечеринку среди бела дня — это не­маловажные достоинства у человека». Такого рода насмешки, когда под видом похвалы преподносят горчайшую пилюлю, Цицерон называет греческим словом «ирония». Это, говорит он, «утонченное при­творство, когда говоришь не то, что думаешь», и «с полной серьезностью дурачишь всех своей речью, думая одно, а произнося другое» (Cic. De or., II, 269).

Далее. Выражается этот автор немножко резко — слова «осел»12, «шлюхи» (в подлиннике сказано силь­нее) довольно часто срываются с его языка. Между тем до того Микион был образцом любезности. Уз­нав о диком дебоше Эсхина, он говорит только: «Всетаки Эсхин этим причинил мне некоторую неприят­ность» (Adelph., 147—148). Объясняя свою мяг­кость, он замечает: «Я не могу ничего изменить, по­этому терплю все спокойно» (ibid., 736—737)· Более того. Даже сам ворчливый Демея выражался не так резко.

Все это до деталей подходит к одному из моло­дых авторов, к Публию, которого друзья так и назы­вали ειρων. С резкостью же его языка читатель скоро познакомится. Не могу отделаться от впечатления, что, пока они все вместе переводили и сочиняли, Сципион то и дело отпускал колкие замечания, а в конце написал блистательную пародию. Хочу, кста­ти, отметить одну восхитительную деталь: Микиона в виде самого страшного наказания женят на «дрях­лой старухе». Между тем невесте Эсхина лет 15—16, значит, матери ее 35—36 лет! Но юному автору она казалась ужасно старой. Однако почему все же Сци­пион написал последнюю сцену? Чем не понрави­лась ему комедия?

mitingirazr.jpg
index.jpg