Реклама

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Раздел 1

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Страница 38

Но если комедии действительно писали Сципион и Лелий — сколько это открывает перед нами блестя­щих возможностей! Как соблазнительно было бы ви­деть в стихах их поэтический дневник, их любовь, их радости и страдания. Пусть они и заимствовали сюже­ты у Менандра, сам выбор их порой, вероятно, очень многозначителен. И потом, они могли вносить туда изменения, могли вставить какой-нибудь выразитель­ный монолог. Что если мы узнаем в каком-нибудь юноше Сципиона, а в его друге Лелия? Вдруг мы най­дем в пьесе Эмилия Павла или других современников молодых авторов? Итак, обратимся к пьесам Теренция.

VI

Сначала мы будем несколько разочарованы. Пе­ред нами обычная новоаттическая комедия со стан­дартным набором сюжетов и персонажей, которые с горькой иронией перечисляет Плавт, — бесчестный сводник, злая куртизанка, хвастливый воин, любовь, интриги, подкинутые дети, мошенничества с деньга­ми, влюбленный юноша, тайно от отца выкупающий подружку (Plaut. Capt., 54—58; 1033 — 1034). К тому же действие происходит в Афинах: ни одной рим­ской черты, ни одной римской детали. Но мы не должны отчаиваться. Ведь и комедии Плавта перене­сены в Афины, а что может быть более римского! Для нас важны сейчас не исторические реалии — они, ве­роятно, совершенно не интересовали юных авто­ров — важны чувства. И действительно. Мы скоро за­мечаем, что поэта более всего интересует один во­прос, одна тема — это проблема отцов и детей. О ней он пишет с таким жаром, с такой болью, словно у не­го самого были самые бессердечные родители и са­мое безотрадное детство.

Согласно Теренцию, отцы жестоки, черствы, без­душны. Самые же несчастные, угнетенные люди — это юноши. Их воспитывают в чрезмерной строгос­ти, с детства их запугивают, давят на них, лишают свободы, в результате они становятся лживыми и робкими. Отец способен совершенно безжалостно сломать жизнь сыну. Вот «Девушка с острова Андро­са». Юный Памфил страстно полюбил бедную приез­жую девушку. Она совершенно одинока, у нее нет ни­кого, кроме сестры. Но и сестра умирает и на смерт­ном одре завещает беречь ее Памфилу. Юноша дает слово на ней жениться. Теперь они вместе, Памфил уже робко начинает надеяться на счастье и вот встре­чает отца, который хладнокровно сообщает, что се­годня вечером его свадьба. Памфил в полном отчая­нии уходит, не посмев возразить отцу, но у него вы­рываются горькие слова: «Так делать человечно ли? И в этом долг отца!»(Andr., 235)·

n86n-s09.jpg
1203633624_belgrad-2.jpg