Реклама

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Раздел 1

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Страница 34

«Он домогался смеха и неискренних похвал знат­ных людей. Жадным ухом ловил он божественный голос Публия Африканского. Он обедал с Филом и красавцем Лелием» (Suet. Тег, 1). Этот Люций Фурий Фил был знатный молодой патриций, ровесник Сци­пиона и самый его близкий друг после Лелия. Эти трое прослыли в Риме неразлучными. Тем не менее почему-то никто не подозревал его в том, что он так­же участвует в сочинении пьес Теренция.

Итак, весь Рим заговорил о том, что поэт не сам пишет свои комедии. Дело приняло наконец такой оборот, что Теренцию пришлось как-то отвечать на эти обвинения. В прологе к «Самоистязателю» — той самой комедии, которая, если верить молве, так уда­лась Лелию, — он говорит, что на него нападают со­братья по перу и заявляют, что «он внезапно взялся за поэтическое искусство, полагаясь на таланты дру­зей, а не на собственные способности» (Heut., 23). И вместо ответа предлагает о его способностях судить зрителям. Какое странное оправдание! Однако даль­нейшая история была еще загадочнее.

В 160 году была поставлена пьеса Теренция «Бра­тья». В прологе поэт пишет:

«Ненавистники говорят, что знатные люди помо­гают поэту и усердно пишут вместе с ним (Теренций никогда не называет себя ни в первом лице, ни по имени. — Т. Б.). Но то, что им представляется столь тяжким обвинением, для самого поэта величайшая похвала. Ведь, значит, он мил тем людям, которые милы вам всем и всему народу и к кому каждый из вас в свое время обратился за помощью на войне, или на досуге, или в трудах, а они помогли без всякого высо­комерия» (Adelph., 17—21).

Иначе как признанием это назвать трудно. Сразу же после этих таинственных слов Теренций совер­шенно неожиданно исчез из Рима. Почему молодой, талантливый, популярный поэт, получавший за каж­дую пьесу столько денег, вдруг бросает все и уезжает? Куда и зачем? Никто в Риме толком не знал. Одни го­ворили, что он в Греции, другие — что в Азии. Одни думали, что он утонул там в море, другие — что умер где-то на чужбине. Один поэт так сообщает об этом:

n86n-s09.jpg
2381-002954-f40421960fa64da3d5d7d95869977cf4.jpg