Реклама

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Раздел 1

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Страница 33

Говорили, что Теренция нет. Он — мистификация, подставное лицо. За ним, как за ширмой, скрывается кто-то другой, какие-то очень знатные люди, для ко­торых совершенно немыслимо ставить пьесы под собственным именем. И люди эти — Публий Сципи­он и Гай Лелий!

Гай Меммий, современник наших героев, в речи, произнесенной в свою защиту, говорил: «Публий Аф­риканский, пользуясь личиной Теренция, ставил на сцене под его именем пьесы, которые писал дома для развлечения» (Suet. Тек, 3). Квинтиллиан, знамени­тый учитель красноречия, пишет: «Произведения Те­ренция приписывают Сципиону Африканскому» (Inst., X, 1,99)· У Цицерона читаем о Теренции: «Коме­дии его за изящество языка приписывали Гаю Лелию» (Att., VII, 3, 10). Светоний говорит: «Известно мнение, что Теренцию помогали писать Лелий и Сципион» (Suet. Тег., 3).

По Риму ходили забавные рассказы и истории. Непот, очень серьезный и солидный автор, ссылаясь на какой-то «достоверный источник», рассказывает, например, следующее. В 163 году друзья встречали Новый год — а тогда в Риме его справляли 1 марта — на Путеоланской вилле Лелия. Было время обедать, и жена сказала Гаю, чтобы он не запаздывал. Но Лелий просил пока его не беспокоить и садиться без него. Гости уже заняли места за столом, когда наконец во­шел сам Лелий и улыбаясь сказал, что редко удава­лось ему так хорошо писать. Все, конечно, попроси­ли его прочесть, и он продекламировал стихотвор­ный монолог. А через месяц все услыхали его со сце­ны уже под именем Теренция (Suet. Тег, 3).

Действительно, Теренций был близко знаком с обоими друзьями. Вчерашний раб, он был приветли­во принят на Альбанской вилле Сципиона и сидел теперь за одним столом с знатнейшими из знатных. Сципион принимал молодого поэта с чарующей простотой, составлявшей его отличительную осо­бенность. Он никогда не ставил себя выше своих приятелей, кто бы они ни были (Cic. De amic., 63). Ле­лий называл его другом (ibid., 89). Сам Теренций с восхищением говорит, что его знатные друзья обхо­дятся с каждым без всякого высокомерия (Adelph., 21). А один из его врагов-поэтов, Порций Лицин, с плохо скрытой завистью пишет:

phpThumb_generated_thumbnailjpg.jpg
0003rd6e.jpg