Реклама

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Раздел 1

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Страница 32

Все спрашивали друг друга, кто он, эта знамени­тость, откуда взялся, какого рода, где получил столь блестящее образование? Но оказалось, что никто толком ничего не знал. Ему было 19 лет. Говорили, будто он раньше был рабом какого-то сенатора Теренция Лукана. Родился в Карфагене, отсюда и его имя Афр, то есть африканец. Далее будто бы госпо­дин, восхищенный его способностями, дал ему обра­зование и отпустил на волю. Но где он сейчас, этот Лукан, и почему не покровительствует своему воль­ноотпущеннику, никто не знал. Не знали, и откуда взялся карфагенянин в доме Лукана, ведь он родился, когда Пуническая война уже 15 лет как окончилась, значит, он не мог быть военнопленным. Но и купить его было нельзя, так как у Рима не было торговых от­ношений с Карфагеном. Однако над этим вопросом никто ломать себе голову не стал.

Каждый год, непременно весной*, Теренций ста­вил по пьесе8. И всегда имел успех9. Теренций вошел в моду. Его язык был чист и изящен, интрига тонка и остроумна, сам автор скромен, мягок и даже льстив в обращении. Молодой поэт уже заработал достаточ­но и мог жить безбедно. Он купил небольшой учас­ток в двадцать югеров на Аппиевой дороге, завел хо­зяйство и обзавелся семьей (Suet. Тек, 5).

Только одно обстоятельство омрачало жизнь Теренция — его собратья по перу почему-то люто его ненавидели. Они делали все, чтобы отравить ему су­ществование. Дошло до того, что однажды один поэт ворвался к эдилам, которые уже приняли очередную пьесу Теренция к постановке, и учинил дикий скан­дал (Еип., 20—23).

За что же его так ненавидели другие поэты? Что это было — зависть, соперничество, борьба литера­турных течений?10 Это окутано тайной. Но вокруг молодого поэта, как плотное черное облако, сгусти­лись темные слухи. Сначала их повторяли только по­эты и актеры. Но вскоре слухи эти вышли за пределы маленького театрального мирка и поползли по Риму. Их с усмешкой передавали друг другу завсегдатаи Форума, о них толковали в тавернах, в портиках, на перекрестках. Они превратились в очередной весь­ма соблазнительный скандал. И то были странные слухи, очень странные.

mozahara.jpg
index.jpg