Реклама

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Раздел 1

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Страница 4

Так явственно из глубины веков Пытливый дух готовит к возрожденью Забытый гул погибших городов И бытия возвратное движенье.

И последнее. Я постоянно сталкивалась с одной трудностью. Я задумывала эту книгу до некоторой степени как продолжение первой. Ведь это повесть о событиях, случившихся через 50 лет после описан­ных в моей первой книге. Те, кого я оставила мальчи­ками, стали зрелыми людьми, дети моих прежних ге­роев выросли и совершают великие дела. Как же быть? Повторять целые пассажи из той книги каза­лось мне неуместным, с другой стороны, каждый раз отсылать к ней читателя значило бы убить самостоя­тельную ценность второй. Я пошла по среднему пу­ти, наверно, не всегда самому удачному. Некоторые события, без которых понимание моего рассказа не­возможно, я позволила себе описать заново. Но я не стала объяснять, кто такие Катон или Масинисса.

В заключение я хочу выразить самую глубокую благодарность всем тем, кто помогал мне, советом или дружеским участием при написании этой книги — в первую очередь И. Г. Башмаковой, В. О. Бобровникову и И. Бобровниковой — моим первым чи­тателям, таким внимательным и придирчивым и вместе с тем таким снисходительным и кротким, ко­торые столько раз пускались со мной в увлекатель­ные путешествия по Древнему Риму*.

" Быть может, некоторых читателей смутит название этой кни­ги. Она — дань русской традиции.

Дело в том, что некогда римское общество действительно со­стояло из двух сословий — патрициев, имевших все права, и пле­беев, почти целиком их лишенных. Но в ходе долгой и упорной борьбы плебеи добились политического равноправия. Отныне они ничем не уступали патрициям и к III веку до н. э. оба сословия окончательно слились в один народ.

Однако римское общество оставалось аристократическим. Знатные люди, хотя и уравненные с народом политически, в жиз­ни никогда с ним не смешивались. Они назывались теперь nobiles (нобили). То были потомки тех, чьи отцы и деды добились выс­ших магистратур. Среди них были и представители старинных патрицианских фамилий, и возвысившиеся плебеи. По манерам и образу жизни они напоминали скорее русских дворян, чем тех простых торговцев и ремесленников, из которых, как мы узнаем из Аристофана, состояло общество демократических Афин. Из этих-то нобилей и происходил мой герой.

n86n-s09.jpg
1203633624_belgrad-2.jpg