Реклама

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Раздел 1

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Страница 30

То был любимый герой Цицерона. Оратор не только постоянно обращался к нему мыслями, но признавался, что хотел бы быть Лелием; имя «Лелий» он хотел взять себе в качестве псевдонима.

Тот, кто переступал порог дома Сципиона, попа­дал в особый, удивительный мир. Здесь не было мод­ной мебели и роскошных ковров, как у других знат­ных людей; гостям не подавали изысканных закусок. Все было по-спартански просто. Зато в этом доме со­бирались самые интересные люди и велись самые увлекательные разговоры. Ибо, как говорит Цице­рон, римское государство «не породило никого... бо­лее высоко просвещенного, чем Публий Африкан­ский и Гай Лелий... которые всегда открыто обща­лись с образованнейшими людьми Греции» (De or., II, 154). В доме царило молодое, бьющее через край ве­селье. Сципион обожал шумные и беззаботные игры. Перед обедом, ожидая, пока накроют на стол,, гости бегали вокруг стола и бросали друг в друга салфетка­ми. Поэт Люцилий, друг Сципиона и Лелия, описыва­ет, как после такой шумной возни принесли щавель. Это вызвало бурный восторг Лелия, который любил это блюдо. И он издал радостный возглас. Люцилий тут же экспромтом сложил оду в честь щавеля, где го­ворилось: «О Щавель! Тебя не ценят, не подозревают, как ты велик, — ведь из-за тебя Лелий, знаменитый σογοβ (мудрец) издает восторженные клики» (Cic. De fin., II, 8).

Какими жалкими казались Люцилию после этих простых веселых обедов роскошные пиры богачей, которые бездну денег тратили на раков и осетров. «Бедняга, — говорит про одного из таких людей по­эт, — он ни разу не пообедал хорошо». Ибо, несмот­ря на осетров, пиры его бывали томительно скучны, не то что веселые обеды Сципиона, «приправлен­ные милой беседой» (ibid.), где каждое блюдо сопро­вождалось целым фейерверком блистательных шу­ток и острот. Если дни были праздничные, друзья с утра ехали к Сципиону на виллу и иногда проводи­ли там все праздники. Когда же кто-нибудь из них уезжал и вынужден был надолго покинуть веселый кружок друзей, он писал им письма, где рассказывал о своих приключениях в забавных стихах (Cic. Att., XIII, 6,4).

mitingirazr.jpg
index.jpg