Реклама

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Раздел 1

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Страница 24

Случилось так, что в короткий срок у него умерло несколько близких родственников и он сделался на­следником огромных богатств. В 162 году умерла Эмилия, вдова Великого Сципиона. (Ее сын Публий, приемный отец нашего героя, к тому времени уже скончался.) Она считалась женщиной богатой, но состояние ее заключалось не в деньгах, а в драгоцен­ностях. Особенно поражали ее выезды, когда она вместе с другими знатными дамами участвовала в ре­лигиозных процессиях. Судя по всему, такие процес­сии были для римлянок чем-то вроде выезда в свет. Они наряжались как на бал. Матроны не шли пеш­ком, но ехали в великолепных колесницах, запря­женных породистыми конями или мулами, которые были тогда в особенной моде. И каждая старалась превзойти других изысканностью и великолепием наряда, красотой коней и колесницы. Но всех затме­вала Эмилия. Она, рассказывает Полибий, «выступа­ла с блеском и роскошью в праздничных шествиях женщин... Не говоря уже о роскоши одеяния и колес­ницы, за нею следовали в торжественных выходах корзины, кубки и прочая жертвенная утварь, все или серебряные или золотые предметы» (Polyb., XXXII, 12, 3-5).

Став наследником всех этих сокровищ, Сципион немедленно подарил их своей матери Папирии, «ко­торая задолго до того разошлась с Люцием (то есть с Люцием Эмилием Павлом. — Т. Б.) и жизненные средства которой не отвечали знатности рода. По­этому она раньше не участвовала в праздничных выходах». Вскоре был какой-то праздник, и все жен­щины Рима шли в торжественной процессии. Вдруг среди них появилась Папирия, во всем блеске и ве­ликолепии, «в роскошном убранстве Эмилии, и за ней следовали те же погонщики мулов, те же лошади и колесница, что были у Эмилии». При виде этого зрелища женщины сперва окаменели, а потом все воздели руки к небу и молились, чтобы боги осыпа­ли такого сына всеми возможными милостями. А за­тем в течение многих дней непрерывно «восхища­лись благородством и великодушием Сципио­на», ибо, ядовито прибавляет историк, женщины не­истощимы в похвалах своим любимцам {Polyb., XXXII, 12).

mitingirazr.jpg
index.jpg