Реклама

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Раздел 1

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Страница 23

Повторяю — так жил весь Рим. Но вот этот-то про­торенный путь и отверг младший сын Эмилия Павла. Больше всего на свете Сципион любил три вещи — во-первых, долгие прогулки в лесу или по берегу мо­ря или же охоту с захватывающими опасностями, когда напрягается каждый мускул. Он поражал даже такого страстного охотника, как Полибий, своей от­чаянной храбростью и удивительным везением (Polyb., XXXII, 15). Очутившись в богатой, великолеп­ной Македонии, таившей столько соблазнов для мо­лодого человека, этот странный юноша, как новый Ипполит, бежал в леса и заповедные рощи.

Затем он любил беседу с друзьями и, наконец, чте­ние книг. Толчея и сутолока Форума вызывали у него отвращение, суды он ненавидел. В рассказе Полибия слышатся слова самого Публия: он не хочет приобре­сти славу деятельного человека тем, что навредит ко­му-нибудь (ibid., XXXII, 15, 10—11). Любопытно, что два очень близких друга Сципиона — Полибий и по­эт Люцилий — почти в одних и тех же выражениях описывают обстановку на Форуме. Видимо, у обоих писателей мы слышим отголоски тех бесед, которые вели между собой в тесном кружке друзья Сципиона, осуждавшие безделье на Форуме и сутяжничество.

Не знаю, пытались ли многочисленные родствен­ники Сципиона — его мать, брат, сестры или кто-ни­будь из рода Корнелиев — повлиять на этого стран­ного мальчика; быть может, они журили его и, чтобы убедить юного упрямца, передавали насмешливые отзывы о нем его сограждан. Но все было тщетно. Им не удалось заставить Публия хотя бы на йоту изме­нить свое поведение. И даже когда он, следуя обы­чаю, появлялся на Форуме возле Ростр, где обмени­вались новостями, в то время как другие молодые люди наперебой рассказывали политические сплет­ни или подробности судебных процессов, Сципион говорил о своих встречах с медведями или кабанами (Polyb., XXXII, 15, 9). Все это не могло снискать ему популярности. Из слов Полибия мы знаем, как тяже­ло Публий переживал всеобщее к нему презрение. И вдруг к нему пришла слава, совершенно неожиданно для него самого.

mozahara.jpg
1203633624_belgrad-2.jpg