Реклама

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Раздел 1

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Страница 3

Но никакой писатель, даже обладай он гением Льва Толстого, не смог бы изобрести героя более подходящего для этой цели, чем Сципион Эмилиан, реальный гражданин Рима. Волею судеб он оказался в самом центре волнующих и бурных событий той эпохи. Он брал Карфаген и жил во дворце Македон­ских царей, он объехал Италию и гостил у Птолеме­ев. Он был воспитанником историка Полибия и дру­гом комедиографа Теренция. И, следуя за ним по всем путям и дорогам, мы попадаем то на Форум, то в военный лагерь, то в кабинет ученого, то в театр.

И еще одна черта, делающая рассказ о нем особен­но живым. О нашем герое, как нарочно, писали его близкие знакомые: Полибий — его названый отец, Рутилий — близкий приятель, Люцилий — друг, Семпроний Азеллион — офицер. Более того. Цицерон воспитывался среди его ближайших друзей. В их кругу о Сципионе вспоминали так, как мы вспомина­ем родителей, дедушек и бабушек. Цицерон знал его привычки, его острые слова, его манеры. Он видел его перед собой как живого. «Сципиона Младшего... мы знаем... по свежим следам», — пишет он (Сгс. Tusc., IV, 48~). Вот почему рассказы о Сципионе кажутся иногда не историей, а настоящими мемуарами. Мы порой смотрим на него не как на политического дея­теля, но как на близкого друга. Мы видим его застен­чивым мальчиком, потом юношей и, когда он стано­вится великим полководцем, воспринимаем это с изумлением, словно слыша о подвигах с детства зна­комого нам человека.

Цель моей книги — оживить людей той далекой эпохи, чтобы вновь зазвучали их голоса. Я пишу не политическую, не экономическую, не социальную историю — я хочу рассказать, как жили римляне: ка­кая у них была семья и как они воспитывались, как они воевали и как справляли триумф, как добива­лись они благосклонности народа и как хоронили своих мертвых, как они говорили друг с другом и как держали себя, наконец, чем увлекались и о чем горя­чо спорили в своих тенистых садах. Мою мечту мо­гут выразить слова Блока:

mitingirazr.jpg
2381-002954-f40421960fa64da3d5d7d95869977cf4.jpg