Реклама

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Раздел 1

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Страница 17

И если бы еще место его заточения напоминало Афины, если бы то был образованный эллинский го­род с палестрой и театром, со статуями и картинами, а главное, с образованными и учеными людьми, с ко­торыми часами можно было обсуждать отвлеченные проблемы! Увы, Рим был совсем не таков.

Первым поразившим Полибия в Риме зрелищем было следующее. Некий Люций Аниций устроил празднество в честь победы над иллирийцами. При­глашены были знаменитейшие флейтисты и актеры Греции. Все они разом начали игру. Но тут же выяс­нилось, что особого успеха они не имеют. Тогда Аниций предложил им лучше подраться друг с другом. Сначала музыканты были в крайнем недоумении. Но вскоре они поняли, чего от них хотят, и к величайше­му восторгу зрителей устроили на сцене нечто нево­образимое. Они разделились на отряды и устроили какое-то подобие правильной битвы. Под дикую раз­ноголосицу флейт они то сходились, то расходи­лись, дико топая ногами, так что сцена тряслась и хо­дила ходуном. Они делали вид, что замахиваются друг на друга, словно боксеры. «Зрелище всех этих состязаний получилось неописуемое, — вспоминает Полибий, — что же касается трагических актеров... то мои слова показались бы глумлением над читате­лем, если бы я вздумал что-нибудь передать о них» (XXX, 14).

Не лучше обстояло дело с отвлеченными спорами. Римляне называли их «пошлым многословием без­дельников» (см., например: Cic. De or., I, 105). Они из­бегали подобных разговоров, а если их пытались во­влечь в такую беседу, они с обычной своей насмеш­ливостью отвечали, что они — неотесанные варвары и ровно ничего не понимают в греческой учености.

Полибий так описывает свое состояние, когда он узнал, что его решено оставить в Риме. «Когда разнес­ся слух об этом... не только отозванные в Рим ахейцы пришли в уныние и совершенно пали духом, но и все эллины охвачены были как бы единой скорбью, ибо сознавали, что полученный ответ навсегда отнимает у несчастных надежду на освобождение... Народы были тяжко смущены, всеми овладело какое-то отча­яние» (Polyb., XXXI, 8,10—11).

mitingirazr.jpg
2381-002954-f40421960fa64da3d5d7d95869977cf4.jpg