Реклама

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Раздел 1

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Страница 16

После путешествия Сципион вместе с отцом воро­тился домой. В блестящем триумфальном шествии он шел рядом с золотой колесницей Эмилия.

Публию исполнилось 18 лет. Что представлял тог­да собой этот мальчик, мы лучше всего узнаем из ме­муаров одного его великого современника. Я имею в виду Полибия из Мегалополя.

III

«История» Полибия подобна блистающему солн­цу, которое освещает самые отдаленные уголки той эпохи. Только благодаря ему люди того времени предстают перед нами во плоти и крови, а не как не­кие безжизненные тени. Его не отличает ни рито­ричность, ни особый блеск выражений, ни изяще­ство аттической речи — качества, которые его совре­менники считали необходимыми для писателя. Но необычайный ум, смелый и оригинальный, удиви­тельная наблюдательность и знание человеческого сердца ставят его в ряду лучших писателей Эллады. Даже современному читателю трудно избежать его влияния — постепенно подпадаешь под обаяние его ума, его доводов, разительных, как удар шпаги. Мож­но себе представить, какое влияние он оказывал на собеседников. Он лично знал всех героев моей кни­ги. А между тем познакомился он с ними весьма не­обычным образом.

Самой могущественной силой тогдашней Греции был Ахейский союз, федерация, охватывавшая поч­ти весь Пелопоннес. Во главе союза стоял ежегодно переизбираемый стратег. Ахейцы были давними друзьями Рима. Но во время Македонской войны они, по мнению римлян, вели себя двусмысленно. Поэтому после победы квириты потребовали, чтобы они отослали в Рим в качестве заложников тысячу виднейших граждан. Среди них был и Полибий из Мегалополя. В то время ему было около 30 лет (167 г. до н. э.)2.

Полибий был сыном стратега и уже занимал вто­рое место в союзе. Он проявил себя как военачаль­ник и дипломат. Судьба, казалось, обещала ему са­мую блестящую карьеру. Возможно, он уже тешил се­бя мечтами, что со временем займет должность стра­тега и вознесет ахейское государство на прежнюю высоту. И вот все эти мечты разом рухнули. Ему суждены были бездеятельность, страшное одиночество и бессрочная ссылка, где лишь издали видна бурля­щая, яркая жизнь. Трудно себе представить более пе­чальную участь, да еще для такого деятельного чело­века.

n86n-s09.jpg
DSC00459-vi.jpg