Реклама

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Раздел 1

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Страница 114

Метелл происходил из знатной, старинной семьи. Дед его — понтифик, дважды консул, диктатор и на­чальник конницы — прославился блестящими побе­дами над карфагенянами в 1-ю Пуническую войну и в своем триумфе провел слонов. В похвальном слове над гробом отца его сын сказал, что покойный был человеком исключительного счастья, ибо он имел все те блага, о которых более всего мечтают люди. Он был мужественным воином, лучшим из ораторов, прекрасным полководцем, был окружен величай­шим почетом, обладал замечательным умом и почи­тался великим сенатором, имел состояние, добытое честным путем, и оставил великое множество детей (ORF2, 6, fr. 1). Сын, произнесший эту прекрасную речь, ничем не уступал отцу. Он-то и был отцом на­шего Метелла.

Метелл Македонский был римским аристократом в полном смысле этого слова, со всеми достоинства­ми и недостатками своей касты. В самом деле. Он был очень умен и блестяще образован. Утонченный поклонник эллинского искусства, он более всего восхищался мужественными творениями Лисиппа, статуями которого украсил Рим (Veil., I, 11). Он был прекрасным полководцем и «считался одним из са­мых красноречивых людей своего времени» (Cic. Brut., 81). Кроме того, это был человек самой благо­родной души. В то же время он был горд, надменен, необычайно суров, сумрачен и глубоко презирал толпу.

Естественно, народ платил ему той же монетой, и Метелл сделался «ненавистен плебсу за чрезмерную суровость» (Vir. illustr., 61). Будучи претором, он окон­чательно покорил Македонию*, одержал блестящие победы, отпраздновал великолепный триумф и был награжден почетным именем «Македонский». А по­сле этого он дважды проваливался на консульских выборах (ibid). «Несколько печальных друзей прово­жали его домой. Он был сражен своим провалом... полон грусти и стыда. А ведь его некогда сопровож­дал на Капитолий весь сенат, когда он, веселый и ра­достный, справлял триумф» (Val. Max., VII, 5, 4). И кто же победил его на выборах? Тот самый Гостилий Манцин, которого Сципион снял со скалы под Кар­фагеном! Этот человек был так любезен, говорит Плиний, что выставил на Форуме план Карфагена и разъяснял всем проходящим расположение улиц, скромно замечая при этом, что он первый побывал в городе. Говорят, эта удивительная наглость возмути­ла Сципиона (Plin. NJj., XXXV, 23). Лишь в третий раз народ выбрал Метелла консулом, да и то «нехотя» (Vir. illustr., 61).

mitingirazr.jpg
index.jpg