Реклама

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Раздел 1

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Страница 12

Если в Риме и осуждали Эмилия за то, что он оста­вил свою жену, никто не мог бы сказать, что он бро­сил и своих детей, спихнув все бремя забот о них на отцов-усыновителей. Нет. Напротив. Эмилий Павел обожал всех своих детей, воспитывал их сам, сам вы­бирал для них учителей, и Полибий даже говорит в одном месте, что Сципион вырос в доме родного от­ца. Он рос в большой многодетной семье"**", и его с рождения окружали любовь и нежность. Отец, как я уже говорила, души не чаял в детях. Удалившись от дел, покинув Форум, почести и славу — все самое до­рогое сердцу римлянина, — он не грустил и не тоско­вал, как другие в его положении, ибо всего себя по­святил семье. Потому что, — объясняет Плутарх, — «не было в Риме человека, который любил бы своих детей больше, чем Эмилий Павел » (Plut. Paul., 6). Он и воспитывал их по-особому, совсем не так, как воспи­тывался он сам и его сверстники. Сам он получил обычное староримское образование, всю жизнь про­водил в боях и только издали любовался прекрасной Элладой. Но перед детьми он поспешил открыть весь блеск греческой культуры. Их окружали лучшие учи­теля и наставники, выписанные из Эллады. Учили их самым удивительным предметам: не только грамма­тике, красноречию, философии, но ваянию, живопи­си, верховой езде, искусству ухаживать за собаками, охоте. Отец «всегда сам наблюдал за их уроками и уп­ражнениями» (ibid.). Легко себе представить, что в большой компании подростков и возня с собаками, и верховая езда, и даже рисование быстро превраща­лись в увлекательную игру.

Обстановку в доме Павла прекрасно рисует оча­ровательный рассказ Цицерона: «Люций Павел, ко­торому предстояло вести войну с царем Персеем, из­бранный вторично консулом, вернувшись в этот са­мый день к вечеру домой и целуя свою дочку Терцию, тогда еще совсем малышку, заметил, что она грустненькая. «Что с тобой, милая Терция? — спросил он. — Почему ты грустишь?» — «Ах, папа, — ответила она, — Перса умер!» Тогда он крепче обнял девочку... А умер щенок по имени Перса»(Cic. Div., 10 ЗУ-

mitingirazr.jpg
0003rd6e.jpg