Реклама

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Раздел 1

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Страница 110


Глава III

РИМСКИЙ политик

Что нужно было для того, чтобы занять первое место в государстве. Римское красноречие и его роль. Римский оратор. Обучение красноречию. Процедура соискания общественных должностей. Наменклатор. Одежда соискателя и его поведение. Предвыборная борьба. Цензура. Примеры цензорской строгости. Школа танцев. Смотр всадников на Форуме.

Судебные процессы. Римский турист на Востоке. Роскошный двор Птолемеев. Чудеса Египта: пирамиды, бык Апис, ручные крокодилы.

Царь или больше римлянин был он?

Байрон.

Паломничество Чайльд Гарольда

I

Когда в 151 году до н. э. Сципион уезжал в Испанию, это был уважаемый, но скромный человек, о котором давно было известно, что он выбрал для себя тихую частную жизнь. Про­шло всего 5 лет, и он вернулся в блеске невиданной, ослепительной славы — национальный герой, спа­ситель Рима, разрушитель Карфагена. Им восхища­лись, восторгались, его буквально носили на руках. Волна любви народной разом вознесла его на самую вершину общественной лестницы. Отныне до само­го конца жизни он оставался первым в Римской рес­публике. Полибий, лучше всех знавший своего пи­томца, говорит, что этот застенчивый мальчик с дет­ства страстно мечтал занять первое место в государ­стве (Polyb., XXIX, 18). Ему исполнилось 39 лет, и меч­та его сбылась.

Его влияние было совершенно необычно. «Авто­ритет его был так же велик, как и авторитет самой державы римского народа». «Его мнение считалось законом для римлян и иностранных племен», — го­ворит Цицерон (Миг., 58; Cluent., 134). И оратор назы­вает его первым гражданином Республики (De re publ., 1,34)'.

Однако очень ошибется тот, кто решит, что своим исключительным положением Сципион был обязан победе над Карфагеном. Мы знаем, что благодар­ность великим полководцам бывает обыкновенно пылкой, но очень недолговечной. Знаменитые пол­ководцы древности, Кориолан и Камилл, удалились в изгнание после своих блистательных побед. Даже сам Великий Сципион, спаситель Рима, испытал не­благодарность сограждан и умер в добровольном из­гнании. Далее. Мы с удивлением замечаем, что в Риме вообще никто и никогда не занимал такого места, как Публий. В поколении отцов первыми гражданами считались Сципион, великий победитель Ганнибала, и его враг Катон. Сципиона, конечно, обожал про­стой народ, им восхищались, но его никогда не пони­мали, он был далек от политики, и темная струя зави­сти отравляла все вокруг него. Что до Катона, то он за­щищал свое первенство так же, как охранял свой пост жрец Неми, который днем и ночью без сна ходил с мечом вокруг священного дерева Дианы, не давая со­перникам приблизиться** Так, без отдыха и сна стоял на страже и Катон. «Он, с которым враждовали чуть ли не все могущественные люди Рима, словно атлет, боролся до глубокой старости» (Plut. Cat. mai., 29). Он был под судом более 50 раз. Последний раз он защи­щался в возрасте 86 лет, а обвинял в 90.

n86n-s09.jpg
0003rd6e.jpg