Реклама

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Раздел 1

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Страница 2

Не то Сципион Младший — он был настоящий римлянин до мозга костей. Скажу более. Каждая эпо­ха создает свой идеал: рыцарь-крестоносец и монахаскет в Средние века, благочестивый и расчетливый пуританин в Новое время, богатый и ловкий бизнес­мен в наши дни. Но идеал этот бесплотен и туманен, красив, но безжизнен, как всякий идеал. А вот Сципи­он Младший — это словно оживший идеал римляни­на, но идеал из плоти и крови, полный жизни, страс­тей и даже недостатков. Все современники сознава­ли это. Полибий, отнюдь не склонный к восторжен­ности, писал, что он подобен совершенной статуе, произведению великого мастера, где важна и проду­мана каждая деталь (/г. 162). Это человек «великий и совершенный» (PolybXXXIX, 5). «В жизни он ничего не подумал, ничего не сделал и ничего не сказал, что не было бы достойно восхищения», — писал рим­ский историк Веллей Патеркул (Veil. I, 12). Для Цице­рона он был воплощением humanitas, то есть квинт­эссенции лучших человеческих качеств.

Вот почему, по моему глубокому убеждению, це­лые тома, повествующие о быте и нравах римлян, не могут дать нам для понимания этого народа столько, сколько знакомство с этим одним человеком. И, ког­да я думаю о нем, мне кажется, что я гляжу в глаза са­мому Риму.

Авторы, представляющие нам повседневную жизнь древних цивилизаций, обычно придумывают фиктивного героя. Они заставляют его заглядывать в лачуги бедняков и во дворцы богачей, любоваться пышными празднествами и плакать на печальных похоронах, путешествовать по опасным дорогам и участвовать в грозных битвах. Его жизнь является той нитью, на которую автор, словно блестящие бу­сины, нанизывает пестрые и яркие события описы­ваемого им времени. Такими героями были для Масперо египетский вельможа Псару и ассирийский ку­пец Идцина.

mozahara.jpg
1203633624_belgrad-2.jpg