Реклама

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Раздел 1

Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. Страница 1

УДК 937.04 ББК 63.3(0)3 Б 72

Художественное оформление серии С. ЛЮБАЕВА

© Бобровникова Т. Α., 2001 © Издательство АО «Молодая гвардия», художественное оформление, 2001

Моя первая книга посвящена была Сципиону Старшему, вторая — Млад­шему. Имена обоих Сципионов не­разрывно связаны на страницах ис­тории. Редко встретишь такое удиви­тельное, почти чудесное сходство. И тот и другой звался Публий Корне­лий, и тот и другой начал свою карь­еру в Испании, и тот и другой побе­дил Карфаген и получил имя «Афри­канский». Оба были лучшими полко­водцами своего времени, оба про­славились своим милосердием, бла­городством и честью, оба были горя­чими поклонниками эллинской культуры и покровителями поэтов, оба были горды и независимы, оба — главные герои истории Полибия. Все это удивительно. Но, если теперь мы припомним некоторые поразитель­ные совпадения — например, и то­го и другого всюду сопровождал луч­ший друг и у обоих он звался Гай Jleлий! — нам станет понятно, что со­временники видели в этом Промы­сел Божий. Более того, такой ученый человек, как Данте, даже не подозре­вал, что Сципионов было двое, и был уверен, что существовал только один «благословенный» Сципион, побе­дивший Ганнибала и разрушивший Карфаген. А так как Младший родил­ся чуть ли не в тот год, когда умер Старший, то люди, мистически на­строенные, всерьез могли бы пове­рить, что дух великого героя вселил­ся в его внука, чтобы вновь в годину бедствий спасти Рим.


На самом деле сходство это поверхностное. Труд­но представить себе более разных людей. Подобно тому как само имя Сципиона Младшего обманчиво, ибо по рождению он был Эмилий Павел и лишь позд­нее через усыновление вошел в дом Сципионов и не имел в себе ни единой капли крови знаменитого по­бедителя Ганнибала, так обманчиво и все его видимое сходство с этим героем. Сципион Старший был чело­веком настолько удивительным и странным, что под­час казался современникам существом из другого ми­ра, только что упавшим на землю со звездного неба. Он не подчинялся ни установлениям, ни условнос­тям, царившим в Республике. В размеренном и пра­вильном римском обществе он был, «как беззаконная комета в кругу расчисленном светил». Поэтому, хотя им и восхищались, его не понимали и менее всего по­читали образцом для подражания.

n86n-s09.jpg
1203633624_belgrad-2.jpg