Реклама

Беспалов Ю.Г. Эпоха великих географич открытий. Раздел 2

Беспалов Ю.Г. Эпоха великих географич открытий. Страница 202

Но окончательно господство ружейного огня на полях сражений утвердилось позднее в битве 1525 года при Павии, когда испанские мушкетеры и германские ландскнехты нанесли сокрушительное поражение французским рыцарям и швейцарским наемникам Франциска Валуа, попавшего, в итоге, в плен к Карлу V. В руках у испанцев были мушкеты весом около шести килограммов, с изогнутым ложем, при­целом и кремневым замком испано-мавританского типа, на­званным в честь Михаила-архангела «микелетом» — такие замки еще в XIX веке широко использовались на Балканах и Кавказе. Их пуля весом 50 граммов и калибром 22 милли­метра убивала неприятеля на расстоянии 400 шагов, а по­ражала цель на расстоянии 150—200 метров.

Мушкетные залпы при Павии поставили точку в воен­ной истории Западного Средневековья (начало которой было положено в 451 году на Каталаунских полях), а три четверти века спустя, в 1600 году, прогремели при Секигахаре, где судьба европейского рыцарства постигла и самурайскую кон­ницу. Новое оружие, носящее имя птицы («мушкет» в пере­воде с французского — пустельга), покорило Старый Свет. Вслед за своим последним кумиром, «Рыцарем без страха и упрека» Пьером Баярдом дю Терайлем, героем войн за Ита­лию, рыцарство покидает поля сражений и уходит в легенду.

Впереди была еще Мальтийская осада 1568 года: еще во времена Вольтера эта битва Ордена Госпитальеров с алжир­скими корсарами и турецкими янычарами считалась извест­нейшим событием своего века, а ведь это был век Конкис­ты, Реформации, крестьянских и гугенотских войн; еще назывались одно за другим имена «последнего рыцаря», но пережить второе возрождение этому символу Средневеко­вого Запада было не дано.

Место рыцарей заняли мушкетеры. Не случайно век спу­стя после Павии это имя носит полк гвардейцев французс­кого короля. Гвардейские полки, помимо охраны особы монарха и представительских функций, служили еще и на­глядным образцом военной службы для всей — теперь уже регулярной — армии, «кузницей кадров» ее офицерского корпуса. В этом отношении, как и в прочих, королевские мушкетеры времени зря не тратили: пример тому — карье­ра маршала д'Артаньяна. Он же — Шарль де Бацде Кастельмор, автор мемуаров, которые Дюма-отец положил в ос­нову своей «альтернативной истории»: в ней рыцарство возрождается вновь вопреки всем признанным «носителям общественного прогресса» во главе с кардиналом Ришелье.

n86n-s09.jpg
0003rd6e.jpg