Реклама

Беспалов Ю.Г. Эпоха великих географич открытий. Раздел 2

Беспалов Ю.Г. Эпоха великих географич открытий. Страница 177

Пока самые смелые прогнозы Тосканелли и его последо­вателя Колона-Колумба не противоречат ничему из сохранен­ных и освоенных церковью достижений античной науки — даже гипотеза о шарообразности Земли. А история с гелио­центрической теорией Коперника и Галилея очень показатель­на: гипотеза первого осталась почти незамеченной, а опыты и концепции второго — столетие спустя — вызвали настоя­щую бурю. Мир за это столетие воистину стал иным.

Так что и второй оппонент сдал пока свои позиции и ото­шел в сторону, мило сложив ручки. Он подождет своего часа.

А самый строгий экзаменатор нашего молодого титана — Созидатель Насущного. Знаток ярмарок и торговых путей, таможенных пошлин и импортных товаров, ремесленник и земледелец, зодчий, корабел и мореход. Прежде чем при­няться за переустройство мира, нашему герою придется до­казать ему свое право на это.

Но прежде чем обратиться к экономической практике, следует сказать об условиях политических. В XV веке новые люди не только выходят в Океан, но и приходят к власти.

Как ни покажется это странным, но самой прогрессив­ной формой правления в эпоху Возрождения была тирания. Новое время связало с этим словом самые неприятные ас­социации и заклеймило тиранию словами Поэта:

Тиран, тебя я ненавижу!

Твою погибель, смерть детей

С жестокой радостию вижу.

Однако сущность Возрождения, как мы уже видели, за­ключалась, по крайней мере, в политической области, в воз­вращении исторического пути Европы «на рельсы» Римс­кой империи (и ее культуры), поэтому и традиции цезариз­ма — примера и практики первых императоров Рима — не могли быть ей чужды.

Тиранией и люди античной эпохи, и их последователи эпо­хи Ренессанса, такие как один из крупнейших философовгуманистов Николо Макиавелли, называли власть, основан­ную не на традиции обычая, а на Воле правителя, воле, обретающей вновь-таки магическую силу подчинять себе волю других. Закон не поднялся пока еще ни над обычаем, ни над произволом власти: есть закон-обычай и закон коро­левской воли. Чтобы сломить силу обычая, надо было поло­житься на самовластие Государя.

mozahara.jpg
index.jpg