Реклама

Беспалов Ю.Г. Эпоха великих географич открытий. Раздел 2

Беспалов Ю.Г. Эпоха великих географич открытий. Страница 153

правительство США, давно и бесповоротно попавшее под башмак моды и тесно связанной с ней рыночной экономи­ки, в середине XIX века предложило сёгунам открыть для западной торговли японские порты. Сёгуны долго не могли поступиться принципами, и лишь бомбардировка с моря по­могла их переубедить. Сделано это было ценой разрушений и человеческих жертв — далеко не единственных человечес­ких жертв, принесенных ради торжества европейской ци­вилизации в мире. О том, как развивались события японс­кой истории после насильственного открытия страны для западной культуры, сказано в конце первой части нашей книги (надеемся, что вы прочитаете или уже прочитали и эту ее часть).

Позволив себе процитировать героя незабвенной «Кав­казской пленницы», мы отнесли моду к излишествам за­падной цивилизации. К излишествам «нехорошим», если стать на позицию сёгунов и отчасти Себастьяна Мерсье. По поводу последней характеристики поговорим чуть по­позже, а пока остановимся на положении о том, что мода есть излишество, преимущественно Западной цивилиза­ции. В цивилизациях восточных это явление не играло такой важной роли, хотя, конечно же, имело место. Это по­ложение присутствует у Фернана Броделя, который привле­кает для этого наряду с только что приведенным японским другие восточные примеры, связанные с бытом жителей Ирана и Османской империи.

Надо сказать, что Бродель, в общем, не отрицает, что мода связана с некоторой «легкостью в мыслях», с безза­ботностью. Но, похоже, эту легкость и беззаботность он счи­тает преимуществом Запада. Во всяком случае, такое впе­чатление складывается при чтении некоторых мест из его фундаментального труда. Такого, например, места:

«На самом-то деле будущее принадлежало, пусть даже в силу простого совпадения, обществам, достаточно беззаботным, чтобы беспокоиться об изменении цвета, материала и покроя костюма, α также порядка социальных категорий и карты мира, — иными словами, обществам, порывавшим со своими тради­циями. Ибо все неразделимо. Разве не говорит Шарден об этих персах, что они "вовсе не заинтересованы в новых изоб­ретениях и открытиях", что они верят, будто обладают всем, что "потребно для нужд и удобства жизни, и тем довольству­ются?" Достоинства и оковы традиции... Быть может, чтобы открыть дорогу инновации, орудию всякого прогресса, тре­бовалась определенная неугомонность, относившаяся и к одежде, к фасону обуви и прическам?»

mozahara.jpg
index.jpg