Реклама

Беспалов Ю.Г. Эпоха великих географич открытий. Раздел 1

Беспалов Ю.Г. Эпоха великих географич открытий. Страница 126

Другим следствием высокой плотности населения яви­лась неактуальность технических усовершенствований. Ведь задача большинства техническихусовершенствований — это экономия человеческого труда, а рабочие руки в Китае все­гда были в избытке.

Фернан Бродель приводит по этому поводу мнение жив­ших в XVIII веке в Китае отцов-иезуитов:

«Вопрос полезности машин и рабочего скота не так-то просто разрешить, по крайней мере, в странах, где земли едва хватает для прокорма жителей. Чему послужили бы маши­ны и рабочий скот? Тому, что часть обитателей стала бы фи­лософически настроенной, то есть абсолютно ничего не де­лающей для общества и перекладывающей на него груз забот об их потребностях, их благосостоянии и, что еще хуже, груз своих смехотворных и нелепых идей».

Обратите внимание, читатель, на выделенные нами жир­ным курсивом слова из этой цитаты. Отцы-иезуиты считали технический прогресс для Китая не только бесполезным, но даже опасным. Причем главная опасность заключалось, по мнению святых отцов, в «смехотворных и нелепых идеях», которые могли навязывать обществу праздные люди. Точ­нее, люди, ставшие праздными вследствие успехов научнотехнического прогресса. В рассуждениях иезуитов-миссионе­ров была логика, жизненная логика. Надо полагать, что такая логика не была чужда и китайским ученым чиновникам.

Можно предположить также, что наличие больших людс­ких ресурсов до определенной степени сдерживало также раз­витие военной техники, в том числе и тех ее разделов, которые имеют непосредственное отношение к господству на море. Пе­рефразируя А. В. Суворова, можно предположить, что китай­цы воевали «не умением, а числом». Этому противоречат, на первый взгляд, китайские изобретения, безусловно, имеющие практическое значение в военном деле. Важнейшим из них был, конечно же, порох, о применении которого мы только что гово­рили. Но именно характер использования пороха — преиму­щественно для фейерверков — наводит на мысль о том, что у китайских Организаторов Реальности не было достаточного понимания важности развития военной техники. Бродель при­водит мнения европейцев о плохом качестве китайского поро­ха и ружей, из которых стреляют «больше для забавы, чем для дела». По свидетельству Марко Поло им были выписаны для хана Хубилая европейские специалисты, изготавливавшие ме­тательные машины. В Китае того времени такие специалисты и машины были, но их тактико-технические данные серьезно уступали европейским аналогам. Практический эффект при­менения китайских осадных машин армией Хубилая против осажденного города был ничтожен, а первые же выстрелы ев­ропейских катапульт побудили осажденных к капитуляции. Ис­точники сообщают о бумажных бомбах и выполненных в виде бумажных драконов пороховых ракетах морского базирова­ния. Это притом, что чугунное литье было известно в Китае раньше, чем в Европе. Создается впечатление, что китайцы, которых в несерьезности упрекнуть трудно, военной техникой занимались действительно «больше для забавы, чем для дела». Да, здесь речь может идти лишь о впечатлении, а не всесто­ронне аргументированном мнении. Ведь о китайской военной технике времен Марко Поло и адмирала Чжэн Хэ не так уж много известно. Специалисты порой спорят даже о том, что изображено на чертежах средневековых китайских осадных орудий — эластичные жгуты или языки пламени. Повторя­ем, мы говорим лишь об общем впечатлении, подтверждаю­щем гипотезу о причине отставания Китая в области военной техники. Эта гипотеза состоит в том, что такое несерьезное отношение к военной технике обусловлено было еще и тем, что самые серьезные люди китайской цивилизации — конфу­цианские ученые чиновники — военной техникой, да и техни­кой вообще интересовались мало. Более того, подобно отцамиезуитам они могли считать ее чрезмерное развитие опасным для общества. Поэтому они больше внимания уделяли откры­тиям и изобретениям, полезным в повседневной, мирной жиз­ни. Даже такое чисто военное изобретение, как порох, при­способили для веселящих человеческое сердце фейерверков. Рискнем предположить, что занятия Генриха Мореплавателя или «бомбардира Петра Алексеева» показались бы китайс­ким ученым чиновникам несерьезными.

mozahara.jpg
0003rd6e.jpg