Реклама

Беспалов Ю.Г. Эпоха великих географич открытий. Раздел 1

Беспалов Ю.Г. Эпоха великих географич открытий. Страница 116

Яркие примеры гражданского мужества ученых чи­новников мы находим даже в эпохи, когда конфуцианс­кая административная система находилась в глубоком упадке и должна была вскоре стать достоянием истории. Вот один из таких примеров. Время действия — рубеж де­вятнадцатого и двадцатого столетий. Место действия — Вьетнам, уже ставший французской колонией, но сохранив­ший еще старое императорское правительство, с резиден­цией в городе Гуэ. Правительство это располагало своей администрацией, укомплектованной чиновниками, получив­шими конфуцианское образование и воспитание (Вьетнам долгое время был вассальным государством Китая, нахо­дился под его культурным влиянием, в том числе и в сфере административного управления). Главное действующее лицо — отец одного из сподвижников Хо Ши Мина — ос­нователя и лидера партии вьетнамских коммунистов. Надо сказать, что многие коммунисты Китая и стран, находив­шихся под его культурным влиянием, начинали свое идей­ное развитие как конфуцианцы. Нынешнюю государствен­ную идеологию этих стран некоторые исследователи рассматривают как конфуцианство, успешно «переварив­шее» марксизм, как до этого оно не менее успешно «пере­варило» такие идеологии, как буддизм и даосизм. Об идео­логиях, «переваренных» конфуцианством, мы поговорим чуть попозже, а пока вернемся к нашему примеру и глав­ному герою связанной с этим примером драмы.

Человек этот был губернатором одной из вьетнамских провинций. Как и положено губернатору, он собрал налог и отправил в Гуэ, в столицу. Получил из столицы указание — собрать налог вторично. Написал докладную о том, что не может выполнить это указание, так как если собрать еще один налог, в подведомственной ему провинции начнется го­лод. Получил повторное строгое указание — выполнять, что велено, не утруждая вышестоящие инстанции проявления­ми гуманизма и прочих, тому подобных, конфуцианских ум­ствований. Получив такое предписание, благородный губер­натор, в соответствии с конфуцианскими принципами, покончил с собой, предпочтя самоубийство злодеянию. Его похороны вылились в манифестацию, заставившую власть предержащих в Гуэ отказаться от сбора дополнительного налога. Сын благородного губернатора-конфуцианца стал, как мы уже говорили, коммунистом.

n86n-s09.jpg
0003rd6e.jpg